Михаил Бударагин: Все начнется с таксистов

1 июня 2015, 09:30

Пока мы спорим об абортах, пока ЛГБТ-активисты дерутся с православными гражданами, пока автослесарь достает травмат, а Мишико везет в Одессу коллекцию галстуков, на нас наступают роботы. Вот они, уже здесь.

Краткий обзор последних информационных поводов – хорошая прививка от наивности. Посмотрите, что обсуждают, кроме назначения Саакашвили одесским губернатором (этот сюжет, к сожалению, совсем не интересен до тех пор, пока Мишико не будут гнать из Одессы тряпками: тогда мы к теме вернемся, а хохмить над галстуками – слишком много охотников).

«Государству придется выручать таксистов»

Во-первых, в Москве снова бодались православные активисты и ЛГБТ. Кажется, наши победили. И, в общем, все равно, кого вы называете «нашими» в этом случае. Если никого, значит, вы тоже победили.

Во-вторых, в Туле в тяжелейшем убийстве (среди жертв – дети) обвиняется гражданин Узбекистана. Все, кто должен был, сделали по этому поводу стойку.

В-третьих, в Новосибирске скромный автослесарь застрелил чемпиона мира по карате. Без женщины не обошлось, таблоиды и телевидение в восторге: тема хороша, с какой стороны ни посмотри.

А незадолго до этого развернулась боевая, злая дискуссия об абортах. Победили – по традиции – женщины, безапелляционно отстояв свое право распоряжаться своим телом. Теперь они убеждают друг друга в «Фейсбуке» в том, что они правы. Консерваторы в очередной раз посрамлены, но хоть об угнетении женщин на время не слышно.

Все это – докрымская информационная повестка. Темы, действующие лица, повороты – те же. Консерваторы против ЛГБТ, межнациональная рознь, бытовуха, гендер – начинаем там же, где и остановились. Мариуполь не взяли, Новороссию отменили, не догнали, зато согрелись, пора и о вечном, об узбеках и геях, об ущемленном женском и боевом мужском. Вот и депутат Милонов раз в неделю что-нибудь предлагает, актуальное, как в старые добрые времена (в этот понедельник он решил напасть на прогуливающихся в купальниках: надеюсь, скоро и носящим носки достанется).

Кое-что, впрочем, изменилось.

Таксисты первыми столкнулись с дивным новым миром (фото: Артем Житенев/РИА
Таксисты первыми столкнулись с дивным новым миром (фото: Артем Житенев/РИА "Новости")

Повседневность, к счастью или к сожалению, автоматизирована – мы каждый день совершаем сотни совершенно одинаковых движений и думаем сотню совершенно типичных мыслей – и потому перемены приходится собирать по крупицам. Выходя за пределы новостного автоматизма, мы видим, что проблемы начались у таксистов.

Екатеринбург – таксопарки, роняя цены, отчаянно воюют с демпингом. Иваново – незамеченный протест. Киров – невидимая война с низкими ценами. То же самое – в Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Череповце, Твери, об этом автору рассказывали сами таксисты, и рассказы были одинаковы: «нас заставляют снижать цены, не умеем бороться, зарабатываем буквально на хлеб и бензин».

Главный бой был проигран в Москве, где таксопарки решили наказать интернет-гигантов Яндекс и Google (слишком велик процент, который оставляют себе приложения) и из-за массового демпинга остались с пустым карманом. Забастовку почти никто не заметил, компаниям-перевозчикам сетевые посредники уже сейчас не по зубам, а дальше будет только хуже.

Потребители выиграли: цены падают на глазах, такси приезжает быстро, конкуренция так велика, что любая плохая оценка в приложении стоит теперь пяти-шести не сделанных поездок. Водителям, которые всегда чувствовали себя хозяевами положения, приходится обходиться без шансона, курения, ругани и плутаний. Любая оплошность – завтра тебя полощут в «Фейсбуке», компания видит это почти сразу, проблем не оберешься.

Осталось дождаться, когда таксистов выгонят из аэропортов и вокзалов. Эти – зубры, последние герои – держатся до последнего. Одна поездка в день – ничего, дело чести. Но рынок побеждает любую честь: это случалось так часто, что уж таксисты точно не устоят.

Ключевая претензия водителей и таксопарков – мы не можем при такой цене за поездку обслуживать автомобили (ведь стоимость обслуживания не падает) – к сожалению, разговор в пользу бедных. В Хитроу пока экспериментально, но уже работает беспилотное такси, а все тот же Google уже занят ключевой проблемой перевозок, которая состоит в том, что водитель – слишком дорог. Все это – классика: станки заменяли сотни рабочих, конвейер оставлял голодными сотни тысяч. Современные технологии навигации и автомобилестроения в обозримой перспективе позволят автоматизировать перевозки на ключевые для такси расстояния – до 10 км.

Многие из тех, кто идут в такси прямо сейчас, когда нужно или подработать, или отбить кредит на машину, успеют новые времена застать.

Но до наступления этих счастливых времен нам придется пережить серьезный кризис. Не знаю о таксистах в Лондоне, а вот в Москве, Петербурге, Ростове в таксисты идут не из любви к искусству, а потому что то, что называется «кризисными явлениями», заставляет мужчин искать способ прокормить семью. Такси – самый простой способ заработка, он не требует специального обучения и особых навыков. Сдал на права – этого хватит.

Таксопарки, скорее всего, будет ждать банкротство, рентабельность поездок будет снижаться, а сами пассажиры вряд ли станут вдруг богаче, чтобы ездить чаще.

Безработные мужчины могли бы податься в охранники, последнее прибежище для тех, кто не хочет или не может переучиваться, однако уже сейчас никто не может гарантировать работу даже существующим сотрудникам. В Москве и Санкт-Петербурге магазины, занимающие отдельные помещения, «прибиваются» к торговым центрам, откуда – из-за снижения спроса и высоких арендных ставок – уходят старые. Объектов для охраны становится все меньше.

Именно поэтому я бы приготовился к тому, что государству придется выручать таксистов. Решить проблему административно все равно не получится, но смягчить социальный удар еще можно.

А пока все описанное будет происходить прямо на наших глазах (и даже при нашем – пассажиров и автовладельцев – молчаливом согласии), мы можем впервые наблюдать, как новая экономическая модель сервисных услуг, предложенная корпорациями, маскирующимися за очень удобным статусом «посредника», будет побеждать старую, плохую, неэффективную и косную форму предоставления тех же услуг.

И приложить эту модель на себя. Взять и приложить, правда. Возможно, тут мы все вместе найдем некий консенсус, который никак не находится в случае с ЛГБТ и православными, абортами и убийствами, узбеками и националистами.