Роснефть обрастает китайскими корнями

Роснефть заполучила богатого китайского инвестора   8 сентября 2017, 20:40
Фото: Sergei Karpukhin/РИА «Новости»
Текст: Ольга Самофалова

Акционером Роснефти стала частная китайская компания «Хуасинь». Она выкупила часть пакета акций у швейцарско-катарского консорциума, который сам буквально в декабре стал совладельцем российской компании. Тогда эта беспрецедентная приватизация удивила весь мир, и сегодняшняя сделка не менее серьезна. Почему же пакет Роснефти сразу не достался китайцам?

Консорциум швейцарского трейдера Glencore и суверенного фонда Катара Qatar Investment Autority (QIA) продал 14,16% акций Роснефти частной китайской энергетической компании CEFC («Хуасинь»). Таким образом, подтвердились слухи о сделке, которые появились в СМИ в середине августа. Тогда сообщалось, что переговоры о вхождении CEFC в уставной капитал Роснефти идут с июля 2017 года.

«Для нас это серьезное событие... Мы рады, что это стала именно китайская корпорация. Мы надеемся на то, что этот партнер даст возможность получения синергии от сотрудничества», – заявил глава Роснефти Игорь Сечин.

Консорциум Glencore и QIA купили пакет в 19,5% акций Роснефти в декабре 2016 года. Эта была крупнейшая в России приватизационная сделка. Причем она проходила в полной секретности, аналитики до последнего ожидали, что иностранного покупателя Роснефть не найдет и купит сама себя. Однако внезапно 7 декабря сделка состоялась, и пакет российской нефтяной компании купили иностранцы. Благодаря этому бюджет РФ получил обещанные 710,8 млрд рублей, которые были очень нужны для снижения дефицита. Однако теперь иностранный консорциум решил продать большую часть пакета. В итоге у Glencore останется 0,5% акций Роснефти, а у QIA – 4,7%.

Почему иностранцы так быстро продали основную часть пакета? Неужели изначально эта покупка была не более чем попыткой заработать на перепродаже акций Роснефти?

Консорциум объясняет продажу необходимостью снизить кредитную нагрузку. Сечин это подтвердил. По его словам, решение о продаже пакета акций Glencore было принято после того, как произошла серьезная девальвация доллара по отношению к евро. «14,2% пакета были приобретены на кредитные ресурсы, предоставленные европейским банком. Расходы на обслуживание этого кредита стали достаточно серьезными», – пояснил Сечин.

Учитывая покупку акций Роснефти на кредитные средства, сложности с обслуживанием кредита действительно могли быть, учитывая состояние финансовых рынков – евро за это время укрепился на 11%, согласен Артем Деев из AMarkets.

Получилось ли у консорциума заработать на этой сделке, точно не известно. Роман Ткач из «Альпари» считает, что Glencore продает пакет примерно за столько же, за сколько и покупала, для нее важнее налаживание контактов с крупнейшей российской нефтяной компанией.

Однако Деев считает, что общая стоимость сделки по продаже, если судить по рынку, могла составлять около 9 млрд долларов. «В этом случае доходность составляет менее 10% годовых, в абсолютном выражении консорциум мог получить дополнительно около 800 млн долларов», – говорит он.

Китайская CEFC – одна из самых быстрорастущих частных компаний в Китае. В 2016 году компания вошла в Global Fortune 500, заняв 229-е место. А в начале августа она стала покупателем 51% в компании KMG International, причем сделка прошла по невысокой цене. Это зарубежный актив казахстанской нацкомпании «КазМунайГаз». В рамках сделки CEFC взяла на себя ряд обязательств, в том числе инвестировать 3 млрд долларов в бизнес KMG International, в разработку новых проектов в Румынии, ЕС и странах «Нового шелкового пути».

«На наш взгляд, Glencore изначально был промежуточным держателем пакета Роснефти – сильная синергия со швейцарским нефтетрейдером вряд ли бы получилась. Другое дело – китайская компания и Роснефть. Увеличение поставок нефти в Китай – один из приоритетов России, и CEFC может помочь в этом вопросе», – считает Роман Ткачук.

Почему пакет крупнейшей российской нефтяной компании был продан в декабре консорциуму, а не сразу китайской компании? Возможно, потому, что китайские инвесторы известны своей осторожностью и неохотно покупают миноритарные пакеты зарубежных компаний. Для них, как правило, интереснее полный контроль или кредитование под фиксированный процент, говорит Ткачук.

«Возможно, в момент приватизации пакета Роснефти китайская компания просто не готова была инвестировать столь крупные средства в российский актив. Сейчас же, когда в России улучшилась экономическая ситуация, а рынок энергоносителей стабилизировался, данный интерес проявился в покупке пакета акций Роснефти. При этом

китайской компании интересно участие в проектах, реализуемых Роснефтью в Сибири, что стало одним из стимулов к покупке данного пакета», 

– считает старший аналитик ИК «Фридом Финанс» Богдан Зварич. Да и в целом интерес китайских инвесторов к российским активам в последнее время возрос, добавляет он.

Возможно, китайская «Хуасинь» просто не успела подготовиться к сделке по приватизации Роснефти, которая прошла очень быстро, могли быть и другие препятствия, не исключает Деев. «В целом нет никаких оснований говорить о том, что такая схема планировалась изначально. Евро мог не вырасти, а продавать Glencore и QIA себе в убыток вряд ли бы стали», – считает он.

Сделка выгодна как для китайского инвестора, так и для российской компании. Роснефть получает партнера для финансирования проектов, а CEFC – доступ к перспективным проектам, говорит Деев. На днях CEFC и Роснефть подписали соглашения о сотрудничестве по разведке и добыче нефти в Восточной и Западной Сибири, а также контракт на поставку нефти. А в июле обе компании подписали соглашение, в котором предусматривается опция для китайской корпорации по покупке доли в розничном бизнесе Роснефти.

Кроме того, с фундаментальной точки зрения китайцы купили пакет акций Роснефти дешево: в «Альпари» ждут роста акций Роснефти до 7,55 доллара при текущей цене в 5,5 доллара. Рынок оценил продажу пакета китайской компании положительно: бумаги Роснефти росли на новости более чем на 2%.