Новое нападение на школу породило призывы к кардинальным мерам

По данным СК, нападавшим был ученик 9-го класса Антон Бичивин. Очевидцы говорят о двоих нападавших   19 января 2018, 12:02
Фото: с личной страницы на vk.com
Текст: Антон Крылов

Очередное нападение в школе, на сей раз в Улан-Удэ, продемонстрировало, что проблема оказалась шире, чем это виделось после атаки в Перми. Депутаты говорят о необходимости кардинальной смены системы образования, сенаторы – о контроле за соцсетями. Между тем непонятно, что нужно делать здесь и сейчас, чтобы нападения больше не повторялись.

Когда полиция и другие силовые структуры после чрезвычайных происшествий устраивают массовые проверки по всей стране, весьма часты скептические комментарии в стиле «после драки кулаками не машут» или «молния два раза в одно место не бьет».

Как выяснилось, вполне бьет – пусть от Перми до Улан-Удэ три с лишним тысячи километров, но сценарий нападения на школу в Бурятии отличается от пермского разве что еще большей изощренностью.

Как и в прошлый раз, первые сообщения о количестве нападавших и о деталях произошедшего разнятся. Кто-то говорит о троих нападавших в масках, которые устроили пожар, а потом встречали выбегающих детей ударами холодного оружия.

Следственный комитет сообщает о том, что нападавшим был ученик девятого класса, который кинул бутылку с коктейлем Молотова в аудиторию, где занимался седьмой класс, после чего напал с топором на учительницу и учеников. Некоторые школьники говорят о двоих нападавших старшеклассниках.

Отличаются данные о пострадавших: по данным прокуратуры республики, в больницы доставлены шесть человек, трое из них, в том числе учитель, находятся в тяжелом состоянии. Среди пострадавших нападавший, который пытался ранить себя ножом. В то же время власти Бурятии сообщают, что ранены четыре человека, в том числе три ученика седьмого класса. РИА «Новости» сообщает о семи раненых, видимо, считая также нападавшего – он попытался покончить с собой. В любом случае, среди наиболее пострадавших, как и в прошлый раз – учительница.

Появилась информация о том, что нападение было спланированным и некоторые школьники о нем знали. Бабушка одного из учеников рассказала, что одна из родительниц со слов дочери написала в классном чате, что якобы к девочке накануне подошел ученик старших классов и сказал:

«Не приходи завтра в школу – будет мясо».

Почему-то этим словам никто не придал значения, и внук этой самой бабушки отправился в школу: «Мой внук все еще находится в шоке от пережитого. Его трясет. Он приехал утром на такси из школы. У них должно было быть несколько уроков. Но когда произошло нападение, в школе началась паника. Их учитель вывела из школы на улицу, пересчитала, благо все они успели одеться. Кто-то из его одноклассников вызвал такси, и водитель бесплатно довез каждого до подъезда», – сообщила она изданию infpol.ru.

Состояние пострадавших тяжелое: как сообщает РИА «Новости», «одна девочка 11 лет находится в очень тяжелом состоянии, ее сейчас оперируют, черепно-мозговая травма. Еще одна девочка – там ампутация двух пальцев. Остальных обрабатывают в операционной. У всех рубленые и колотые раны».

Возбуждены уголовные дела по статьям «Покушение на убийство двух и более лиц, совершенное в отношении малолетних» и «Халатность». Нападавшему 15 лет, ответственность за особо тяжкие преступления наступает с 14, поэтому длительный срок заключения ему, скорее всего, гарантирован.

Отмечается, что подросток не состоял на учете в полиции и рос в благополучной семье.

Комментарии экспертов (что логично) практически не отличаются от тех, что были даны после нападения на школу в Перми или школьной поножовщины в Челябинской области.

«Поток кровопролития вряд ли остановится, пока мы не примем кардинальные меры,

а именно – не изменим нашу систему образования, – заявила депутат Госдумы от КПРФ Вера Ганзя. – Это система жестокости, бездуховности и антипатриотизма... Сколько бы мы металлоискателей ни поставили перед входом в школу, проблему это не решит, потому что от внешнего мира мы сможем школу отгородить... а кто защитит от тех негативных явлений, которые сегодня имеют место быть внутри школы?» – риторически спросила депутат.

При этом РИА «Новости» передает, что в бурятской школе нет ни рамок, ни охранников: «возле входа сидят только вахтерши».

Разумеется, вспомнили и «колумбайн-группы» в соцсети «Вконтакте», названные в честь нападения на американскую школу. Как заявила ТАСС председатель временной комиссии Совета Федерации по совершенствованию Семейного кодекса Елена Мизулина, «есть основание полагать, что это целенаправленная акция, организованная через группы в социальных сетях. В связи с этим стоит вспомнить о суицидальных группах, деятельность которых оказалась организованной и спланированной целой группой лиц».

Сенатор также пообещала, что «на следующей неделе мы проведем в рамках временной комиссии Совета Федерации по совершенствованию Семейного кодекса обсуждение ситуации с экспертами и представителями родительских организаций и предложим необходимые меры».

Скорее всего, это будут очередные ограничения в адрес соцсетей, которые современные школьники обходят без особых проблем.

Как передает «Интерфакс», «правоохранительные органы изучают все версии произошедшего, в том числе и о взаимосвязи всех трех происшествий посредством социальных сетей».

Разумеется, ограничениями и блокировками соцсетей проблему не решить. Подростки во все времена были внушаемы и повторяли друг за другом без всяких социальных сетей. Первая волна «подражающих самоубийств» прокатилась по Европе еще в конце 18 века, после публикации романа Гете «Страдания юного Вертера», когда не было не то что интернета, но и ежедневные газеты являлись редкостью. А нынешние нападения, по сути, являются разновидностью самоубийства – и в Перми, и в Улан-Удэ агрессоры пытались покончить с собой.

Если уж говорить о запрете соцсетей, то и средствам массовой информации следует запретить освещать подобные нападения – ведь подростки смотрят телевизор и читают газеты. Но это будет уже совсем другая реальность.

В любом случае, и родителям, и учителям нужно быть внимательней к детям – очень редко подобные случаи происходят без какой-либо подготовки или предпосылок.

Охрану школ следует улучшить, но это борьба со следствиями, а не с причинами.

Отсутствие в нашей стране широкого распространения огнестрельного оружия пока что позволяет избежать такого количества жертв, которым обычно заканчиваются подобные школьные нападения в США.

Но это, конечно, слабое утешение.