Арабы ведут дорогую войну

Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока
   22 сентября 2015, 10:35
Фото: ИТАР-ТАСС

Происходящее на «йеменском фронте» определит, станет ли реальностью «Арабская коалиция».

«Наступление на Сану станет первым настоящим боевым крещением для «Панарабских сил»

Активизация Турции в сирийском и иракском Курдистане после атак турецких ВВС на позиции отрядов РПК и ответные действия курдов, а также организованный Анкарой при поддержке Дохи и Эр-Рияда исход беженцев (далеко не только сирийских) в Европу, поставки российской гуманитарной помощи в Сирию и развернутая Вашингтоном против России в этой связи в странах Евросоюза кампания давления и дезинформации, в конце концов согласовали, оттеснили на второй план войну в Йемене. События на «южном фронте» Саудовской Аравии были весьма значимыми не только для этой страны.

Реагируя на потери, понесенные в Йемене в столкновениях с отрядами хуситов – контингентами аравийских монархий, составившими ядро экспедиционного корпуса, государства (в том числе и Египет), объявившие себя союзниками Саудовской Аравии, послали туда своих военнослужащих. Результат пока более чем неясен.

Понятно лишь, что, как и предсказывали эксперты Института Ближнего Востока, «победы» антихуситской коалиции в Йемене оказались пирровыми. Ее наступление на Сану с ходу провести не удалось.

Расчет на южнойеменские племена и ополченцев Таиза провалился, в том числе из-за внутренних междоусобиц. Однако отказаться от похода на столицу страны войска коалиции не могут из-за позиции играющей в ней ключевую роль Саудовской Аравии. Государства-участники вынуждены наращивать численность своих сил в Йемене, хотя понимают, чем оно грозит.

Помимо прочего, это привело к значительному ослаблению поддержки ими исламистов, воюющих в Сирии против армии Асада, активизации там Турции и поддерживаемых ею туркоманов, а также перемирию (несомненно, временному) враждующих между собой отрядов прокатарских «Братьев-мусульман» и «Исламского государства» с просаудовской «Джебхат ан-Нусрой» (и в целом «Аль-Каидой», объявившей об этом явно под давлением Эр-Рияда).

Оправдывается пессимистичный для Эр-Рияда и союзников КСА сценарий продвижения коалиции на север. Изначально ее командование допустило утечку в СМИ информации, что взятие столицы – Саны – вопрос трех-четырех дней. Однако, как указывалось выше, после фланговых рейдов хуситов на Таиз и захвата ими этого города данное направление основного удара отпало. В том числе в силу политических причин.

Освобождению Таиза воспротивились южнойеменцы, которые имеют сложные отношения с населением этой провинции. В итоге таизцы остались предоставлены сами себе, блокированы в ряде районов города и на активные действия неспособны. Причем эту позицию южнойеменцев разделили не только ОАЭ, которые имеют свои планы на экономическое закрепление на юге Йемена, но и США.

Именно поэтому плацдармом для наступления на Сану в конечном счете был выбран Мариб, где сконцентрированы исламисты партии «Ислах», что позволяло перебрасывать из КСА сухопутным путем технику и боеприпасы. Удары хуситов по позициям коалиции отсрочили штурм столицы. Помимо потерь в живой силе и технике надо учитывать моральное состояние атакующих с учетом того, что сторонники «Ислаха» не хотят наступать на Сану и саботируют этот процесс.

А западное происхождение танков и бронетранспортеров коалиции означает, что их могут обслуживать лишь военные из Саудовской Аравии и ОАЭ. В силу потерь возникла необходимость переформировать личный состав и перебросить новую тяжелую технику. Причем все это под огнем хуситов, которые сохранили в подземных убежищах значительное количество тактических и оперативно-тактических ракет, несмотря на заверения Эр-Рияда об их уничтожении.

Частью решения проблемы стала переброска в Йемен 800 египетских военных с тяжелой техникой. Они перешли туда из КСА через Вадах и разместились в одном из военных лагерей в провинции Мариб. Днем ранее сообщалось о прибытии тысячи катарцев и контингентов из Марокко и Судана. Хартум сообщил, что готов предоставить шесть тысяч бойцов.

В итоге общее число коалиционных сил должно достигнуть десяти тысяч человек. Не все они будут размещены в Марибе: часть прикроет саудовскую границу в районе Джизана и встанет гарнизоном в Адене, который предстоит разминировать. Там огромное количество неразорвавшихся боеприпасов, а также минных ловушек, которые оставили хуситы. При этом Саудовская Аравия испытывает серьезные проблемы с квалифицированными саперными подразделениями и изучает возможность привлечения к разминированию частных западных фирм.

В качестве ударной силы, которая должна поддерживать наступающих с воздуха, планируется использовать саудовские вертолеты «Апач», которые уже переброшены в Мариб. Правда, половина из них была уничтожена либо серьезно повреждена во время упомянутого обстрела из «Точки-У» базы в этой провинции.

В этой связи встал вопрос о ремонтных бригадах, которых в контингенте коалиции нет. Проблема тылового обеспечения наступления стоит на повестке дня достаточно остро: не хватает не только ремонтников и саперов, но и энергетиков, медиков. Эр-Рияд пытается решить эти вопросы, чтобы все же начать наступление на Сану.

Мариб становится основным направлением и главным очагом боевых действий. На юге Йемена ситуация стабилизировалась, наступило затишье. В Таизе бои носят позиционный характер. Ополчение блокировано силами экс-президента А. А. Салеха в городских кварталах и наступательных действий не проводит.

Если в начале кризиса коалиция десантировала боеприпасы и топливо, то сегодня ее союзники брошены на произвол судьбы. Предполагается, что основной ударной силой в наступлении на Сану станут йеменцы, которых обучали в саудовских и эмиратовских тренировочных лагерях, – слабо подготовленные наемники. Силы коалиции пойдут вторым эшелоном, осуществляя поддержку артиллерией, бронетехникой и авиацией, пытаясь минимизировать потери в собственных рядах.

Египтяне пришли в Йемен вынужденно. На первом этапе они отказались от участия в наземной операции. Но покупка французских «Мистралей» за кредиты ОАЭ и программа перевооружения ВС АРЕ на саудовские деньги вынуждают Каир принять участие в войне. Рвением на фронтах египетские военные отличаться не будут. Они отрабатывают аванс – не более того.

Остается проблемой боевое слаживание сил коалиции. Саудовцы демонстрировали его отсутствие и в собственной армии в ходе столкновений с хуситами на йеменской границе. В коалиции же как таковой его попросту нет. Входящие в ее состав части не обстреляны.

Что до их опыта, то египтяне ведут на Синае войну с исламистами малоэффективно. Суданская армия в Дарфуре, где она пыталась погасить повстанческое движение, продемонстрировала проблемы с командованием и отсутствие дисциплины. А ее война с Южным Суданом заставляет усомниться в способности воевать в соответствии с принятыми в современном мире стандартами.

Подразделения аравийских монархий не привыкли к фронтовой жизни и требуют комфорта. Отказ от Таиза, который более выгоден с логистической точки зрения, за что назван «воротами на Юг», в пользу марибского направления чреват движением войск по узким извилистым горным дорогам с минимальным использованием тяжелой техники и артиллерии. Учтем при этом, что воевать в горах силы коалиции не умеют и учить их некогда. Война может обойтись очень дорого, в первую очередь Саудовской Аравии.

Поскольку наступление на Сану станет первым настоящим боевым крещением для «Панарабских сил» под эгидой Лиги арабских государств, идею создания которых долго и безуспешно лоббирует Эр-Рияд, в случае неудачи или перехода в долгоиграющую стадию эта идея, скорее всего, таковой и останется. Что явно порадует Иран с учетом его собственных успехов в противостоянии с суннитскими радикалами в Сирии, Ливане, Ираке и Афганистане.

Источник: «Военно-промышленный курьер» (публикуется в сокращении, полную версию статьи читайте на сайте)