Сергей Худиев

Итоги 2017 года – заметки для учебника истории

Сергей Худиев
публицист, богослов
30 декабря 2017, 16:00

Что из событий уходящего 2017 года запомнится на десятилетия, может быть, даже на века, когда муть событий отстоится и отчетливо проступит самое важное? Что потомки сочтут нужным включить в учебники истории?

Это, конечно, трудно предсказывать, но, пытаясь взглянуть на уходящий год как бы глазами следующего поколения, хочется отметить самое существенное.

Победу в Сирии. Да, в отличие от 1945 года, когда мощь нацизма была полностью сокрушена, будущее Сирии – и региона в целом – еще смутно.

Но светский режим Башара Асада устоял – и прежде всего, благодаря помощи России. И здесь Россия не просто выиграла ход в геополитической игре – речь идет о чем-то гораздо более глубоком. О победе, последствия которой будут видны десятилетия и века спустя.

Потому что благодаря этой победе Сирия сохранилась как светское многоконфессиональное государство, где христиане и мусульмане различных толков живут в мире между собой, где президент и его супруга в европейской одежде заходят в церковь, чтобы поздравить своих граждан-христиан с Рождеством.

Фото: Omar Sanadiki/Reuters

Если бы Россия не вмешалась, это государство было бы уничтожено, христиане (как и алавиты) вырезаны или, в лучшем случае, изгнаны, а территория того, что когда-то было Сирией, на десятилетия превратилась бы в поле бесконечного боя между экстремистскими группировками, состязающимися в кровожадности.

В этом, увы, невозможно было сомневаться, поскольку мы уже видели, как это происходило в Ираке и Ливии.

Христианское население Ирака за годы, прошедшие со времени «освобождения», сократилось на 85% – и эта катастрофа, по своим масштабам сопоставимая с Холокостом, не вызвала никаких мер со стороны «мирового сообщества».

Христиане жили на земле Ирака практически со времен апостолов, при Восточной римской империи, при арабах, при османах, снова при арабах, при христианских, исламских и светских правителях, пока победа сил демократии не ввергла их древнюю родину в хаос, который положил конец их почти двухтысячелетней истории.

Эта страшная рана не затянется десятилетиями – даже столетиями. Результатом – на века – западного вторжения в Ираке стало почти полное уничтожение христианства в этой стране.

В Ливии победа тех же демократических сил обернулась подобным же хаосом и бесконечной войной всех со всеми. Так что сегодня в стране, которую сенатор Джон Маккейн предлагал россиянам в качестве «воодушевляющего примера», открыто функционируют невольничьи рынки.

Та же участь была уготована Сирии – приговор был произнесен, апелляции не принимались.

Западные медиа постоянно рассказывали, какой кровавый тиран правит Сирией и какие благородные борцы за свободу хотят его свергнуть и как чистая любовь к человечеству требует от западных лидеров вмешаться на их стороне – почти слово в слово повторяя ту же легенду, которая озвучивалась перед уничтожением Ирака и Ливии.

Бомбардировщики цивилизованных стран уже поднимались в воздух, политические лидеры Запада провозглашали, что Асад «утратил легитимность» и «должен уйти».

Кое-кто выражал беспокойство о судьбе сирийских христиан – но их не слышали. Так уж устроена свобода слова – говорить могут все, но мощные мегафоны, позволяющие перекричать всех остальных, есть только у некоторых.

Казалось несомненным, что Сирия обречена – как тем более сирийская христианская община – но тут вмешалась Россия. Одна против «всего цивилизованного мира».

Благодаря русскому оружию – и русской дипломатии – иракский сценарий, на котором настаивали самые могущественные люди в мире, не осуществился.

А двухтысячелетняя история христианской Сирии так и не пресеклась, геноцид не состоялся. И десятилетия, и столетия спустя потомки людей, которых Россия не дала уничтожить, будут жить на этой земле.

А школьники у доски будут рассказывать по учебнику о том, что произошло. Как весь цивилизованный мир согласился с тем, что христиане Сирии должны бежать или умереть. А вот Россия не согласилась.

А обиды, связанные с Олимпиадой, омрачившие конец года, едва ли кто вспомнит.

Уходящий год также запомнится грандиозной кампанией по дискредитации американской (и шире – западной) демократии, а также по (местами прямо гротескному) возвеличиванию России, которое мы наблюдали после победы и инаугурации Трампа в США.

Из «страны-бензоколонки» с «порванной в клочья экономикой» Россия внезапно превратилась в зловещую галактическую империю, которая ни много ни мало навязала США своего ставленника в президенты.

Запад же из образца для всего мира с наилучшим образом устроенной политической системой превратился в какой-то совершеннейший карточный домик, который вот-вот рухнет из-за того, что русские тролли в социальных сетях пускают враждебные слухи.

Причем такой дискредитацией Запада и его политических институтов занимались не упомянутые тролли, а ведущие медийные и политические авторитеты США, Великобритании и других западных стран, которые наперебой спешили сообщить городу и миру, что политическая система США (и других государств свободного мира) находится в таком состоянии, что любой желающий, способный нанять команду хакеров, может контролировать эту систему извне.

Даже если бы российское руководство и осуществляло какую-то программу по «подрыву доверия к западным политическим институтам», оно бы просто не располагало такими возможностями, как западные СМИ и политики – которые как раз сделали (и делают) все от них зависящее, чтобы это доверие подорвать.

При всей забавности ситуации она должна внушать скорее тревогу: такое падение уровня ответственности американских медийных и политических элит, что они готовы разрушать доверие к системе в целом, лишь бы напасть на неприятного им победителя на выборах – это плохая новость для всего мира.

Но вернемся в любезное наше отечество. Уходящий год был годом столетия Октябрьской революции – события, которое определяло жизнь нашей страны в течение долгих десятилетий.

В тени этой Революции прошла большая часть ХХ века, при советской власти люди ожидали в 2017 году каких-то грандиозных торжеств, которых в реальности не произошло.

Мы вышли из этой тени; товарищи Ленин, Троцкий и другие уже не хватают нас за ноги.

Революция – это уже событие истории, а не настоящего. Она осталась в прошлом – а мы движемся в будущее, которое будет намного лучше.