Интерес к «взлому системы» у политиков существенно уменьшается

Александр Чаусов, кандидат исторических наук, публицист
   12 сентября 2017, 17:02
Фото: из личного архива

Лейтмотивом нынешней избирательной кампании, да, думается, и всех последующих, стала прозрачность и легитимность процесса голосования. И в рамках этой самой легитимности пошла активная борьба и, что, наверное, даже важнее, профилактика нарушений избирательного права.

Если обратиться к конкретным цифрам, то, например, ЦИК говорит о 1300 обращениях по горячей линии, а «Голос» в своей «Карте нарушений на выборах» отметил 1620 обращений. И в целом за последние шесть лет количество инцидентов снизилось в шесть раз по сравнению с предыдущими кампаниями самых разных уровней.

О самых одиозных случаях игнорирования избирательного права уже пишут в СМИ, при этом примеры в общем и целом практически одни и те же, что как раз и подтверждает, что количество случаев относительно невелико, да и особо ярких примеров не так чтобы много. По данным того же ЦИК, из пресловутых 1300 обращений граждан порядка 70% касались недостаточного информирования о выборах.

Впрочем, нельзя сказать, что серьезных происшествий не было совсем. Но тут важно, что реакция, например, на инцидент в Ново-Переделкино, когда по Сети распространилась видеозапись с «возможным подкупом» членов участковых комиссий, была самая оперативная и жесткая. Глава управы снят с должности указом московского мэра, члены комиссий заменены поголовно, ну и уже ведется прокурорская проверка с очень вероятным возбуждением уголовного дела.

Аналогичные случаи, как и меньшие по масштабу, пресекались примерно таким же образом. Сейчас речь идет примерно о десяти уголовных делах. Что-то уже возбудили, что-то в процессе.

Понятно, что многолетняя привычка «взламывать выборы» у многих не исчезла. Будь то «какой надо подсчет бюллетеней» без подписей и печатей, например, или составление «парильных списков», а то и просто провокаций вида сообщений о «жутких нарушениях». Например, в одном из поселков Белгородской области появились данные о якобы «вбросе» бюллетеней. Проверка была осуществлена незамедлительно, что остановило работу участка на 20 минут. Данные не подтвердились, и наблюдателю было вынесено предупреждение.

С другой стороны, когда данные о «вбросах» и некорректном подсчете подтверждались, как, например, на одном из участков Саранска, там просто расформировывали УИК и признавали результаты голосования на этом участке недействительными.

Вообще такое тотальное внимание стало возможным в силу привлечения к избирательным процессам самых разных наблюдательных структур: партий и НКО. Горячая линия по нарушениям была создана и на площадке ОП РФ. Больше того, опыт оказался успешным, и к следующим выборам в Общественной палате планируют создать всероссийскую НКО по защите избирательных прав граждан в регионах. Общественные организации в ходе этой кампании также проявили себя.

Например, активно работали наблюдатели ассоциации «Национальный общественный мониторинг», зафиксировавшие 460 обращений, большинство из которых было исправлено на локальном уровне, и только 10 жалоб было передано в ЦИК. Впрочем, как отметил один из руководителей ассоциации Роман Коломойцев, «более 350 сообщений не подтвердились при проверке или были разрешены нашими наблюдателями или нашими мобильными группами.

По остальным сообщениям сейчас ведется работа, часть материалов передана в правоохранительные органы. Мы обязательно будем все нарушения отрабатывать». При этом общественник оценил ход кампании как «хороший»: «значительно уменьшились случаи применения прямого административного ресурса».

Еще одна НКО, «Россия выбирает», получила 180 обращений. И там тоже пошли жалобы в ЦИК РФ. Кстати, и у «Россия выбирает» основные претензии были к недостаточному информированию граждан о ходе выборов.

Что же касается локальных нарушений, которых и было большинство, о чем говорят и эксперты, то это инциденты вроде драки наблюдателей на одном из участков в Саратове, которая разгорелась в ходе спора о полномочиях, или не попавшего на выборы гражданина из Татарстана, который пошел на участок, где выборы, собственно, не проводились.

Были случаи, когда люди заявляли о том, что кто-то вместо них уже проголосовал, но либо это были единичные инциденты, с весьма серьезными для членов УИК последствиями, либо информация не подтверждалась. В целом же общая тенденция на жесткое пресечение нарушений не может не радовать. Равно как и пристальное внимание общественных организаций и активистов к политическим процессам в стране.

Понятно, что нарушения будут, и будут даже серьезные нарушения, но, с другой стороны, динамика на понижение таких инцидентов очевидна, а с учетом привлечения все новых наблюдателей и создания целых всероссийских ассоциаций по мониторингу за выборами, кажется, удастся свести нарушения к возможному минимуму. Ну и уголовные дела в целом тоже способствуют тому, что интерес к «взлому системы» у многих политиков и чиновников как-то существенно уменьшается, а то и пропадает вовсе.