Глеб Кузнецов

Аятоллы победят и без лучей поддержки, которые им шлет наш МИД

Глеб Кузнецов
политолог, заместитель директора Национального института развития современной идеологии
5 января 2018, 16:16

Читая разнообразные мнения жителей государства – Малого Сатаны о дружественном Иране, замечательных аятоллах, прекрасных духовных скрепах, объединяющих великий иранский народ и его власти, их свободной и честной внешней политике и усилиях американских шпионов (очевидно обреченных на поражение) по устройству там майдана, не могу не вспомнить историю с обнародованием в 2016 году переписки аятоллы Хомейни с несколькими американскими президентами и ЦРУ.

Тогда открылось много смешного.

Сидевший в эмиграции под Парижем Хомейни, как только у шаха начались проблемы, писал письма Картеру, где убеждал его в своей искренней проамериканской позиции. А до этого писал и Кеннеди, еще находясь в Иране.

Письма были полны замечательного дружелюбия и полностью рациональны. Открытые рынки для американской продукции, гарантии инвестиций, внеблоковый статус и политика невмешательства в дела соседей, антисоветизм, борьба с антисемитизмом – все вот это.

Письма эти вызвали череду встреч с американскими начальниками, где Хомейни и его окружение убеждали их в лояльности уже очно. И убедили.

Фото: AP/TASS

Просьб у Хомейни было три. Доставка в Иран, давление на правительство Бахтияра и принуждение его к отставке, давление на армию и принуждение генералов к как минимум нейтральной позиции по отношению к исламистам. А за это – изоляция марксистских группировок, спокойный транзит к «постмонархическому Ирану», умеренность и сдержанность.

Расчет американцев был – это тоже есть в опубликованном досье – в том, что, выполнив «работу», Хомейни растворится среди богословов и мулл в Куме. Слабоват, по их мнению, он был. Трусоват. Идеален на роль «уравновешивающей» фигуры между амбициозными военными и потенциально социалистическими «демократами». Но не более того.

Жизнь все расставила на свои места. Сначала штатских, потом американцев, потом марксистов, потом военных, а потом и революция на экспорт – всех автор верноподданнических проамериканских заверений Хомейни поставил туда, куда полагалось. Кстати, в убийстве в Париже уже в 90-е Бахтияра участвовал близкий родственник президента Ирана Равсанджани, что, в общем-то, дает картинку представлений лояльной аятоллам элиты о должном и приемлемом.

По СССР, правда, Хомейни не сильно соврал – союзником не стал, проклиная Союз как Сатану Малого, в паре действующего с Сатаной Великим – США. И вот в этой связи не очень мне ясно, чему именно симпатизируют в режиме иранском уважаемые наши сограждане.

Мы – с нашими женщинами, детьми, традициями, культурой, всем, чем обладаем – были, есть и остаемся для режима аятолл врагом, тем, что должно преодолеть, мерзостью в глазах их Господа.

Можно ли с нами торговать? Запросто. Можно ли нами манипулировать? Должно!

Пусть все малые, великие, средние и прочие дьяволы передерутся, а истинно верные будут беречь ресурсы и греть руки на кострах, в которые неверные превращают дома друг друга. И готовить себя к решительному удару, который принесет полную победу верным и искоренение врагов. Примерно так это видел Хомейни. А почему кто-то думает, что его соратники и наследники видят это радикально иначе?

Вопрос политической поддержки в каких-то вопросах – ситуативной и тактической, поддержки рациональной и связанной с очень точным и конкретным пониманием сиюминутного баланса выгод и рисков – может ставиться и решаться безусловно положительно на государственном, том самом политическом уровне.

В конце концов, судьба иранского народа не должна заботить никого, кроме иранского народа.

Но симпатизировать Рахбару, считать правильным принятые там порядки, мечтать о «православном Иране» (есть и такая концепция идеального мироустройства для России), считать, что люди могут бунтовать против тамошних порядков только под влиянием «сил извне», а вовсе не потому, что порядок этот античеловеческий и всякому терпению есть предел – вот это вне пределов моего понимания.

Ну и, конечно, надо очень хорошо отдавать себе отчет, что внутриамериканская оппозиция снятию санкций с Ирана связана не только (скажем так) с лоббистами СА или Израиля. Американцы просто не верят, базируясь на своем горьком опыте, что аятоллы могут быть сколько-нибудь надежными партнерами по сделкам. Проблема в том, что верить им, конечно, можно, но они все равно обманут.

Мы, кстати, с этим тоже уже столкнулись, приложив огромное количество усилий для смягчения режима санкций против Ирана и наблюдая сейчас, как большая часть контрактов в интересующих Россию областях уходит в другие страны, формально значительно менее дружественные к Ирану.

А так-то да. Аятоллы победят сегодня и без лучей поддержки, которые им шлет наш МИД и неравнодушные граждане. Душу в эту победу вкладывать не надо просто, болеть за них.

Источник: Блог Глеба Кузнецова