Александр Христофоров

Нам всем нужна «информационная гигиена»

Александр Христофоров
журналист
28 марта 2018, 17:50

Устойчивое впечатление, что любая гаденькая и гнусная история наших дней не обходится без всякого рода украинских активистов, подтвердилось и в Кемеровской трагедии: главным героем «Кемеровского подлога» стал киевский «пранкер» Евгений Вольнов.

Однако практика показывает, что фейковая информация о невиданном количестве жертв практически всегда сопутствует разнообразным ЧП вовсе не ради «хайпа» – ощущение близкой опасности, которая может коснуться вас и ваших близких, давит на человека, рождая самые ужасные и, к сожалению, зачастую нелепые версии происшедшего.

Звонки украинского «шутника» в кемеровские морги – явление несколько иного порядка, нежели ползучие слухи о «трупах, повезенных на хладокомбинат».

Если первый – просто подонок, который не гнушается использовать шоковое состояние сотен тысяч людей для получения нескольких очков популярности, то второе – это реакция на боль и ужас, который пришлось испытать людям, хотя бы минимально способным на сопереживание.

В первые часы трагедии, за отсутствием официальных данных, практически всегда появляются пугающие цифры и подробности; несмотря на то, что даже несколько погибших – это скорбь и невосполнимая утрата для близких, люди все равно будто стараются накормить какого-то ненасытного кадавра, которому нужны десятки – нет, сотни! – искалеченных и сгоревших заживо.

Как говорится, «у страха глаза велики», однако здесь, как мне кажется, присутствует и другая психологическая реакция.

Фото:  instagram.com/ jekavolnov/Global Look Press

Такие слухи всегда напоминают мне слова женщины, которая придумывает самую страшную версию происшедшего, чтоб ее опровергли – к несчастью, некому только «опровергнуть» список из почти семи десятков погибших, не знаешь, что и думать, глядя на фамилии и даты рождения 2000-х годов.

Одно я знаю четко: столь же болезненный, однако не менее сомнительный ореол окружает любую катастрофу до публикации официальной информации – заполнение информационного вакуума сразу вытесняет нелепые слухи, порожденные как злоумышленниками, так и напуганными гражданами. 

Вспомним наводнение в Крымске 2012 года, произошедшее из-за экстремального уровня атмосферных осадков: те же клише о недостаточной вместительности местного морга, врачи скорой, которые «своими глазами видели почти пять тысяч трупов» («неотложка» вообще-то занимается живыми людьми), рефрижераторы с полутысячей тел (все те же «импровизации» на тему хладокомбината).

«У меня сосед на крыше просидел три часа, так за это время только мимо него проплыли 600 трупов» – примерно такими рассказами наполнился тогда кубанский город до публикации официальной цифры в 171 погибшего. Можете себе представить такого «счетовода»? Я – нет.

Апофеозом всех этих фантазий стала версия российского Forbes о намеренном затоплении города из-за малого количества голосов, отданных местными жителями «Единой России» в Крымском районе!

Сейчас, спустя годы, очевидно, что все это – слухи и выдумки, которые разбились о первые же официальные сводки; ровно то же случилось в Кемерово: открытость власти, допустившей общественность в морги, на пресловутый хладокомбинат, судмедэкспертизу, осмотр фур, убедила активистов в несостоятельности их опасений.

В то же время одесская трагедия 2 мая в Доме профсоюзов из-за препятствования киевских властей нормальному ходу расследования до сих пор окутана ореолом слухов о сотнях погибших в подвалах здания. В то же время тщательная работа одесских экспертов и журналистов позволила подтвердить все те же официальные цифры.

И таков уж наш информационный век: обратной стороной невероятной скорости распространения слухов становится полная невозможность скрыть реальные подробности и факты.

Давайте вспомним печально известный бой, принятый российскими бойцами в сирийском Хушаме: после все тех же слухов о «КамАЗах трупов» появились конкретные фамилии, фотографии и списки. И это логично – у погибших, где бы они ни были, есть матери, братья, жены, аккаунты в соцсетях, «нарисовать» несусветные потери возможно лишь на непродолжительное время, пока мозг еще «воспален» случившимся и не мыслит рационально.

И здесь, наряду с намерениями о запрете реконструкции старых зданий и использования быстровозводимых конструкций, не менее важным представляется и вопрос информационной безопасности. Ведь кроме предупреждения катастроф, общество должно работать и над своей эмоциональной уравновешенностью, «информационной гигиеной», которую необходимо соблюдать в таких случаях, ну а всю эту коллективную энергию необходимо научиться направлять на поддержку тех, кто в этом нуждается.

Можно сказать, после Кемеровской трагедии есть и первые шаги в этом направлении – одно из популярных сообществ с более чем 200 тыс. подписчиков извинилось за распространение недостоверной информации и выразило сожаление тем читателям, которым «могли принести страдания или напугать».

Ну а СМИ составили список так называемых блогеров-«трупоедов», которые даже сравнивали пожар в «Зимней вишне» с аварией на ЧАЭС! Подобные фейки молодые и не очень люди «вываливали» на свои миллионные аудитории – некоторые на этой волне даже сумели выбраться в «топы» YouTube из блогерского небытия.

Естественно, кроме собственной «уверенности» авторы не располагали никакими доказательствами – кроме разве что каких-то сомнительных аудиозаписей.

Теперь же, когда истина стала очевидной, остается надеяться, что всем этим «звездам» хватит смелости признаться в своем вранье или, по меньшей мере, в своем заблуждении – пожалуй, такая откровенность может стать дополнительным баллом в снискании заветных подписчиков.

Ну а нам, в свою очередь, стоит сохранять трезвость мышления и не только «проверять», но и «не доверять» – или вы в самом деле готовы поверить 25-летнему бездельнику-хипстеру, который пишет ролики для интернета?