Андрей Колесник

Политическое понимание значения флота кардинально изменилось

Андрей Колесник
депутат Государственной думы VI созыва, ветеран спецназа
29 июля 2018, 15:35

День Военно-Морского Флота ни в коем случае не узкопрофессиональный, не только морской, не только военный праздник. Можно, конечно, спорить о роли и месте ВМФ в Вооруженных силах. Однако вот уже более трехсот лет каждый, кому небезразличны интересы России, разделяет важнейшую аксиому, сформулированную еще Петром Первым. Канонически звучит она так: «который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот – обе руки имеет».

Да, было время, когда не то что одну – обе руки Россия была вынуждена опустить. В конце девяностых – начале двухтысячных близкий мне Балтийский флот, на котором я служил, находился в ужасающем состоянии. Резко сократилось количество надводных боевых кораблей. Полностью были выведены из состава флота подводные лодки, хотя во времена СССР их насчитывалась на БФ целая эскадра. Боевая подготовка проводилась не тогда, когда это было нужно в соответствии с планом, а тогда, когда на это выделялись деньги. И ней дай бог хоть на копейку ты превысишь лимит!

И это касалось далеко не только Балтийского флота – разложение затронуло все флоты, от крупнейшего Северного до небольшой Каспийской флотилии. Гигантский флот, построенный Советским Союзом, медленно умирал. Корабли ржавели, годами не выходя в море. Продавались на металлолом целые дивизии и эскадры. Да, у государства отсутствовали деньги на содержание ВМФ, и это была объективная причина колоссального кризиса. Но главное, в девяностые годы среди высшего руководства России было потеряно понимание настоящей, действительной роли флота, смысла его предназначения. Заветы Петра Великого были забыты. ВМФ был заброшен, унижен и бесперспективен. Его боевой дух находился в полном упадке.

С тех пор прошло около двадцати лет. Политическое понимание значения флота полностью поменялось – и перемены в ВМФ заметны невооруженным глазом. Вот что значит, когда во главе страны находится человек, прослуживший много лет и имеющий офицерскую закалку. И понимающий, что такое безопасность страны во всех ее проявлениях. Уделивший колоссальное количество сил возрождению нашего Военно-морского флота. Лично выходивший в море на едва ли не каждом значимом боевом корабле, включая подводные лодки.

Заложены и активно строятся целые серии созданных уже в современной российской истории кораблей. Возводятся новые причалы и военные городки. Ремонтируются и восстанавливаются оставшиеся в наследство от флота СССР корабли первого ранга, крейсеры и эсминцы. ВМФ получил важнейшую крылатую ракету «Калибр», столь достойно показавшую себя в Сирии. На боевые службы ходят самые современные в мире атомные подводные лодки – и многоцелевые «Ясени», и стратегические «Бореи». Те самые «Бореи», которые являются одной из составляющих стратегических ядерных сил, гарантией безопасности всей России, предохраняющей нас от нападения любого агрессора.

Флот приобрел опыт борьбы с противником, неожиданно показавшим зубы именно в последние годы, – терроризмом. И опыт этот был показателен. Стоило российским кораблям показаться в Аденском заливе, оттуда буквально в течение нескольких месяцев исчезли пираты, наводившие ужас на мирные сухогрузы.

Но главные изменения коснулись как раз боевого духа. Конкурс в военно-морские училища бьет рекорды, и молодые выпускники-лейтенанты рвутся на боевую службу. И дело не только в резко поднятом денежном довольствии, не только в том, что каждый офицер теперь имеет свое жилье (а такого и близко не было в СССР). Не только в российской морской традиции, заложенной еще уставами времен Петра Первого (см. например, п. 621 современного Устава – «корабли Военно-морского флота ни при каких обстоятельствах не спускают своего флага перед противником, предпочитая гибель сдаче врагам Отечества»).

Все просто. Моряки наконец снова чувствуют, как многое в деле безопасности нашей страны зависит именно от них.

С праздником!