Глеб Простаков

Как Зеленский стал своим для украинских националистов

Глеб Простаков
журналист
16 декабря 2019, 09:02

Об итогах «нормандской встречи» в Париже уже написано немало. Де-факто это была встреча про газ, а вовсе не про мирное урегулирование и дальнейшую судьбу Донбасса. Никаких подвижек на этом направлении нет. Как, впрочем, и откатов: договорились обменяться пленными и продолжить разведение войск. И то и другое – дела не скорые и на прорывы в переговорах точно не тянут. Закон об особом статусе Донбасса продлили еще на год, но о его имплементации – то есть о проведении выборов и предоставлении региону автономии – речь не идет.

А вот газ не терпит. До окончания срока действия транзитного контракта – несколько недель, до запуска второй нитки «Северного потока» – несколько месяцев. Газ оправдывает присутствие на встрече и Путина, и Зеленского, и Меркель. В меньшей степени – Макрона, который претендует на лавры миротворца и главы внутриевропейской оппозиции США.

Но и французские компании – активные участники торговли газом в Евросоюзе, в том числе и российским газом. Сразу после встречи в Париже тон заявлений в «Нафтогазе Украины» и Газпроме стал заметно мягче. Прямо сейчас идут интенсивные переговоры об условиях нового контракта. И успешный результат этих переговоров, который про бизнес, куда более вероятен, чем мир в Донбассе, размерность которого – не в деньгах, но в человеческих судьбах.

А пока обратим внимание на другое. На то, как результат – а точнее, его отсутствие – встречи в «нормандском формате» восприняли в Киеве. «Президент не сдал Путину Украину» – таким был лейтмотив большинства комментариев, звучавших не только из уст представителей команды Владимира Зеленского, но, что важнее, из стана его оппонентов. «Исторической она (встреча) не стала. Мир не подписан, но не произошло и капитуляции. Нет предательства. Но и до победы далеко. Что нужно делать? Усиливать нашу армию и международную поддержку Украины», – заявила по итогам парижских посиделок одна из ближайших соратниц экс-президента Петра Порошенко, бывший вице-спикер Верховной рады Ирина Геращенко.

Ее однофамилец – замминистра внутренних дел, создатель скандального сайта «Миротворец» (ныне якобы прикрытого, хотя на самом деле он работает) Антон Геращенко был еще более словоохотлив. «Федерализации не будет! Уступок по территории – не будет! Крым – это Украина! Президент Украины Владимир Зеленский! Я не жалею, что я и моя семья отдали за него свой голос на выборах!» – Геращенко не скупится на восклицательные знаки на своей странице в «Фейсбуке».

Фото:  Charles Platiau/Reuters

Зеленского откровенно хвалят националисты и поддерживающее их меньшинство, требующее продолжения войны. Собственный электорат президента и его партии «Слуга народа», представляющий пестрый социальный срез и столь же пестрый срез мнений, также начинает сегментироваться по группам. Часть этого электората, надеявшаяся на то, что Зеленский быстро пойдет по пути мира, де-факто уже отвалилась: президентский рейтинг за 100 дней у власти сократился с 73% до 52%.

Но значительная часть его избирателей, составляющих «электоральное болото», которое в целом хотело бы мира, но при многочисленных «но» и «если», остается с ним. Именно ради этих людей украинский президент поехал в Париж встречаться с Путиным. Он должен показать им, что делает хоть что-то ради мира: получается плохо, но он по крайней мере старается.

Самое печальное, что этого «чего-то» вполне достаточно. Массированная ковровая антироссийская пропаганда работает. Работает она и в исторически близких России регионах юга и востока страны. Ежедневно накачиваемые новостными сюжетами и телевизионными шоу люди там пребывают в растерянности. До них слабо доносится альтернативная точка зрения, они не видят опоры своим «крамольным» взглядам в лице оппозиционных партий.

Даже, казалось бы, пророссийская партия «Оппозиционная платформа – За жизнь» не внушает доверия: то «правосека» Илью Киву в ряды примет, то главным по Харькову назначит бывшего главу администрации Порошенко Игоря Райнина. Народ уже не понимает, кто за «красных», кто за «белых», зато точно знает, что «петлюровцы» уходить пока не никуда не собираются.

Будем откровенны, Владимир Зеленский станет выполнять свои предвыборные обещания, только если это будет выгодно. Если это принесет очевидные политические дивиденды, деньги и даст возможность без проблем досидеть до конца первого срока, а может, вопреки обещаниям, выдвинуться и на второй. Мирное урегулирование в Донбассе всего этого не дает, наоборот – создает проблемы в виде угрозы нового Майдана, а то и вооруженных выступлений хорошо оснащенных и организованных радикальных групп. С полицией, находящейся под контролем партии войны во главе с Арсеном Аваковым, и армией, пронизанной националистической риторикой и культом волонтера, Зеленский выглядит абсолютно голым перед лицом этих угроз.

Вместе с тем продолжение политики Порошенко – внешний курс на поддержание статус-кво, внутренний – на дальнейшую украинизацию и дерусификацию страны, выгоден во всех отношениях. Населенное представителями грантовых структур – так называемыми соросятами – правительство гарантирует поддержку США, по крайней мере, их демократического крыла. Отсутствие сближения с РФ и ориентация на Запад дает поддержку МВФ и крупных инвестиционных фондов, завязанных на Уолл-стрит и вливающих деньги в спекулятивные облигации Украины. Вопреки базовым экономическим показателям и спаду в промышленности, гривна продолжает укрепляться. Этот аппарат искусственного дыхания для Украины исправно работает, и менять его на что-то другое нет ни смысла, ни желания.

Да, Владимир Зеленский в образе Петра Порошенко смотрится не совсем органично. Хотя бы потому, что пришел к власти на волне ненависти и разочарования народа в предыдущем президенте. Но Зеленский – талантливый актер, он вполне может освежить набивший оскомину образ, придать ему новые черты, добавить лоску, красивых слов и неплохого площадного юмора.