Геворг Мирзаян

Газовое соглашение с Украиной стало вынужденным компромиссом

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
23 декабря 2019, 16:30

Суть российско-украинской сделки проста. Контракт заключен на пять лет. В первый год минимальный объем прокачки составит 65 млрд кубов, в последующие – по 40 млрд при условии «конкурентного тарифа». Кроме того, Россия выплачивает Украине долг по решению Стокгольмского арбитража – порядка 2,9 млрд долларов.

В России достаточно экспертов и активистов, которые называют это соглашение поражением Москвы. «Достигнутая договоренность больше всего выгодна Германии и ЕС, во многом выгодна киевскому режиму... Это их победа. Отчасти победа США, которые хотели, чтобы Москва финансировала русофобский режим в Киеве. Россия будет платить миллиарды рэкетиру за право продавать российский газ в ЕС. По сути это политическая победа проевропейского лобби в российской элите. Многим такая победа кажется пирровой для страны», – пишет российский политолог Сергей Марков.

Однако на самом деле все не совсем так. В целом соглашение можно расценивать как вынужденный компромисс между Киевом и Москвой. Москва не только гарантировала бесперебойную поставку газа в Европу (тем самым подтвердив свою надежность как поставщика), но и добилась неплохого, в общем-то, соглашения. Рассмотрим это соглашение по пунктам.

Начнем со сроков. Решение, по сути, является компромиссом между позицией Газпрома (один год) и Украины (10 лет). Однако если сюда добавить минимально гарантированный объем прокачки, то решение было принято скорее в интересах российской стороны.

Установленный на 2020 год транзит в 65 млрд кубов, скорее всего, будет выкачан и даже превышен – ведь Москва так и не успела построить и ввести в действие СП-2 к началу 2020 года. Спасибо за это датчанам, которые максимально затянули выдачу разрешения на прокладку трубопровода через свою территорию. Более того, не исключено, что сроки ввода в эксплуатацию СП-2 сдвинутся на полгода – ко второй половине 2020-го. Спасибо за это американским товарищам, которые ввели в действие санкции против проекта, а также швейцарской компании-трубоукладчику Allseas, которая укладывала трубы для «Северного потока – 2» и сейчас решила выполнять американские указания. Сначала она приостановила укладку, а затем вообще вывела свои суда из Балтийского моря.

Фото:  Gleb Garanich/Reuters

Цена вопросов

Трагедией для России это не стало. Москва может нанять других подрядчиков либо вообще закончить прокладку (которая уже завершена более чем на 90 процентов) сама. Ведь у Кремля есть свои суда, способные прокладывать трубы – пусть с меньшим опытом экипажа и большим сроком прокладки. Например, баржа-трубоукладчик «Фортуна», которая может класть трубы на глубине не более 200 м, а значит, закончить датский участок (где глубина достигает 100 м). На больших глубинах будет работать судно «Академик Черский», которое через месяц может прибыть в Балтийское море из Находки. Месяц на перемещение, затем еще какое-то время на начало работ, прокладку – вот уже и наступает середина года.

После начала работы СП-2 (чья проектная мощность составляет 55 млрд кубов) нужда России в украинском транзите уменьшается как минимум на 27 млрд кубов – это в том случае, если «Северный поток – 2» не выведут из-под действия европейского Третьего энергопакета и через него можно будет качать лишь половину возможного объема. Именно поэтому гарантированный объем прокачки через Украину в 2021 году снижается на 25 млрд кубов – до 40 млрд. Да и то при условии, если Киев даст «конкурентный тариф». Эта формула дает Москве возможность уменьшить объем транзита при условии получения более выгодных условий – например, постройки новых веток «Турецкого потока».

Да, скорее всего, какой-то объем газа все равно будет прокачиваться через Украину. Все обходные российские мощности не покроют потребности Европы в российском газе – особенно на фоне падения европейской добычи голубого топлива на тех же голландских месторождениях. Однако даже если сохранится установленный на 2021–2025 годы объем в 40 млрд, то он составит менее половины от прокачанных в 2018 году 86 млрд кубов и чуть более четверти от общей мощности украинской ГТС. Такие объемы не только приведут к потере значительных поступлений в бюджет (в том числе миллиардов долларов, которые Россия могла бы платить за транзит), но и ставят саму ГТС на грань рентабельности.

Политика против математики

Киев компенсирует эти потери за счет принуждения Москвы выполнить решение Стокгольмского арбитража – то есть выплатить Украине почти 3 млрд долларов. Однако, во-первых, Газпрому все равно пришлось бы платить – решение было крайне несправедливым, юридически некорректным, но оно было, и оспорить его у Москвы не получилось. Во-вторых, выплатив обязательные 2,9 млрд, он принудил Киев отказаться от дальнейших исков за прокачку в 2018 и 2019 годах, которые могли бы быть удовлетворены по принципу прецедента.

Что же касается интересов Киева – если брать чистую математику, то Украине, возможно, было бы выгоднее отказаться от этого платежа (как от нее и требовала Москва) в обмен на резкое увеличение гарантированных объемов прокачки или же сохранение их на уровне 95 млрд кубов. Украинские эксперты уже подсчитали, что в последнем случае «2,9 млрд долларов были бы компенсированы нами уже в первые два года, а затем пошел бы чистый плюс на 1–1,5 млрд долларов ежегодно». 

Однако тут в математику вмешалась политика – киевские власти преподносили Стокгольмский арбитраж как колоссальную победу над Москвой, и отказаться от плодов этой победы было бы для Зеленского самоубийством. Политика, по всей видимости, может помешать Украине извлечь еще один бонус из соглашения – заключить с Москвой контракт на прямую поставку газа, дабы не покупать реверс втридорога. Те украинские силы, которые кормятся с этого реверса, грозят новым майданом за потенциальную зраду. «Европейская солидарность» потребует немедленного созыва заседания Совета национальной безопасности и обороны и введения санкций против прямых поставок газа из России», – заявил Петр Порошенко

Поэтому не исключено, что та «форточка возможностей», которая, по словам российского вице-премьера Дмитрия Козака, открылась в российско-украинских отношениях, будет закрыта нерешительностью президента Зеленского. Неготовностью украинского президента следовать национальным интересам Украины вопреки угрозам и ультиматумам со стороны крикливого майданутого меньшинства.