Тимофей Бордачёв

Что скандал в Австрии значит для России

Тимофей Бордачёв
Программный директор клуба "Валдай"
20 мая 2019, 09:00

Фантастический по степени глупости скандал потряс австрийскую политику и привел к объявлению новых парламентских выборов. 17 мая два крупнейших немецких издания – «Шпигель» и «Зюддойче Цайтунг» – опубликовали запись нетрезвых разговоров двух лидеров Партии свободы – Хайнца-Кристиана Штрахе и Йоханна Гуденуса – с неустановленной дамой.

Первый, помимо партийной должности, являлся вице-канцлером австрийского правительства, а второй – лидером фракции Партии свободы в парламенте. Предметом разговора были инвестиции неизвестной особы, представленной в качестве родственницы российского крупного предпринимателя, в крупные австрийские средства массовой информации. В конечном итоге речь шла о непрямой финансовой поддержке австрийской Партии свободы из-за границы в обмен на выгодные контракты.

Публикация пленки привела к эффекту разорвавшейся бомбы прямо внутри австрийского правительства, возглавляемого «золотым мальчиком» Европы Себастьяном Курцем и уже к концу дня 18 мая привела к развалу правящей коалиции, коллапсу правительства и назначению новых выборов. А еще раньше в отставку со своих постов подали оба виновника скандала – Штрахе и Гуденус.

Главным (помимо, собственно, виновников торжества) пострадавшим оказался именно Курц, который, по сообщениям европейских СМИ, уже примеривал на себя роль влиятельного посредника между радикалами, которых олицетворяет итальянский вице-премьер Маттео Сальвини, и традиционными правоцентристами. А там и до председателя Европейского совета – «президента Евросоюза» – недалеко. Теперь об этих планах придется на время, видимо, забыть. 

Опосредованный, но от этого не менее сильный удар, был нанесен австрийским скандалом и по всем европейским правым и обоим их неформальным лидерам – Маттео Сальвини и вождю французских правых Марин Ле Пен. В тот же самый день они, объединившись с лидерами венгерских и эстонских единомышленников, проводили в Милане массовое шествие и митинг в поддержку «коалиции Сальвини». Несмотря на все ожидания, мероприятие оказалось немногочисленным – всего несколько тысяч человек. Это, даже с учетом начавшегося дождя, показывает, насколько хрупкой все еще является популярность альтернативных партий в Европе и насколько они, в сущности, пока слабы перед мощным слоем сформировавшегося за послевоенные годы и устоявшегося истеблишмента. 

Фото: Leopold Nekula/VIENNAERPORT/imago images/ТАСС

Сейчас по опросам условная «коалиция Сальвини» гарантировано получает порядка 70 мест в Европарламенте, общее число депутатов которого составляет 751. И даже при самой широкой коалиции с другими «евроскептиками» количество несистемных депутатов не превысит 200.

Кстати говоря, такое невероятное количество членов ЕП связано не только с тем, что они представляют почти 500 млн жителей Евросоюза. Просто при подготовке последней версии Договора о ЕС лидеры государств и правительств были естественным образом заинтересованы в том, чтобы депутатов было так много, а спектр представляемых ими точек зрения настолько широк, что Парламент сам по себе никогда не сможет стать самостоятельной политической силой. В лучшем случае «новые правые» наберут в следующие выходные от 15 до 20 процентов голосов европейских избирателей. Это много, но явно недостаточно, чтобы опрокинуть или даже существенно пошатнуть сложившуюся систему.  

Борьба с оформившимся за десятилетия истеблишментом – дело сложное. Особенно, когда на кону такие серьезные вещи, как выборы в Европейский парламент. В Европе «глубокое государство» не менее серьезное чем в США, хотя и более лощеное. История с уже упомянутым выше первопроходцем нового правого движения Йоргом Хайдером, «Фольксваген» которого по неустановленной причине вылетел с трассы неподалеку от Клагенфурта в октябре 2008 года, это наглядное тому подтверждение.

Совершенно очевидно, что вся история с изготовлением и публикацией компрометирующей видеозаписи, скорее всего, не обошлась без вмешательства одной из серьезных европейских спецслужб.

Тем более что речь идет о маленькой Австрии, спецслужбы которой гораздо менее влиятельны даже на своей территории, чем, скажем, во Франции или Великобритании. 

Австрийские правые были первопроходцами правого возрождения и роста влияния националистических партий в странах Европейского союза (ЕС). В те времена, когда большинство современных лидеров правого движения в ЕС еще только планировали свое политическое будущее на студенческой скамье, покойный харизматичный лидер австрийской Партии свободы Йорг Хайдер уже проводил своих людей в национальный парламент. А Австрию – под санкции Евросоюза. Именно у австрийских правых самый большой стаж участия в коалиционных правительствах у себя на родине. В середине 2000-х годов «свободники» делегировали свою представительницу Бениту Ферреро-Вальднер на должность комиссара ЕС по внешним связям. Они же могут оказаться и причиной больших проблем «правой коалиции» перед выборами в Европейский парламент. 

Пока австрийские правые достаточно успешно выступали на национальном уровне – их терпели. А сейчас, когда они стали чуть ли не ключевым участником коалиции «новых правых» на выборах в Европейский парламент – за них взялись всерьез. 

Одновременно хотелось бы призвать не спешить списывать причины скандала на то, что австрийские «свободники» гораздо лучше относятся к России и понимают ее интересы, чем другие политические силы в Австрии. Российский фактор здесь не на первом и даже не на втором месте.

Несмотря на весь соблазн следовать за западными сторонниками «теории русского заговора» и относить любые конфликты внутри европейского и американского политического сообщества на действие российского фактора.

В данном случае речь, безусловно, идет о гораздо более важных вещах. И совершенно не важно, что сомнительная дама, разговоры с которой на Ибице «утопили» двух вождей австрийских правых, была представлена как русская. Сейчас русская, через 10–15 лет или еще раньше будет китайская. Хотя, безусловно, элемент антироссийской истерии здесь также исключать нельзя. Тем более что информационный фон для именно «российской руки» за последние годы сформирован более чем солидный. Но в основном история с Штрахе и Гуденусом – это дело сугубо внутриевропейское. Дело, которое касается доступа к управлению колоссальным экономическим организмом Общего рынка ЕС и соответствующим финансовым ресурсам, власти в масштабах всего европейского объединения. Точно так же,

как в США, российский фактор уже давно стал в Европе только одним из инструментов внутренней борьбы за деньги и влияние.  

Поэтому история с бестолковыми лидерами австрийских правых ставит гораздо более фундаментальный вопрос – смена всех европейских элит, воспитанных поколением победителей или детей победителей во Второй мировой войне. И то, насколько оппозиция сегодняшнего дня способна такую смену осуществить.

Начнем с того, что Европа, без сомнения, нуждается в новых политиках. Те, кто руководят ведущими, и не только, европейскими странами, сейчас завели их в состояние глубокой экономической и политической стагнации. Без исключений. Даже Германия, где экономически все вроде бы в порядке, стала жертвой политической усталости граждан от несменяемых элит.  

Практический вопрос состоит в том, какая судьба в реальности предстоит тем новым европейским политикам, которые сейчас пытаются сломать устоявшуюся систему. Эта система, как подтвердили финансовый и миграционный кризисы, унизительна и опасна для граждан. Но радикально менять ее европейцы пока не готовы. Играют роль несколько факторов.

Во-первых, это страх потрясений. В прошлый раз действительно радикальные перемены привели большую часть Европы к чудовищным бедствиям и иностранному вторжению с Востока и из-за океана. Во-вторых, общий рынок действительно много дает гражданам и приступать к его радикальной реформе – дело рискованное. И, наконец, большинство европейцев просто привыкли к своим политикам с их ухоженностью, премиями, зонтиком НАТО и полной предсказуемостью. Ну и списывать роль спецслужб, интегрированных с правящими элитами, как показали последние события в Австрии, тоже, безусловно, не стоит.

Поэтому европейские «новые правые» стоят сейчас перед несколькими альтернативами: они могут либо сгореть в плотных слоях атмосферы, подобно первой ступени космической ракеты, либо интегрируются в правящую элиту, как это сделали в 1990-е годы германские «зеленые». В этой связи любопытно, что под ударом оказалось именно австрийское правительство. Молодой федеральный канцлер Себастьян Курц первым пошел на формирование с правыми полноценного кабинета «на двоих» и, представляя Правоцентристскую Австрийскую народную партию, заметно поправел сам. То есть он, по сути, будучи сам выходцем из традиционной элиты, создал механизм инкорпорации в ее состав ультраправых оппозиционеров.    

Но есть и третий вариант, при котором «новые правые» сохранят и умножат свои силы до тех пор, пока правящая элита приведет их страны к подлинной катастрофе. Видимо в разных европейских государствах будут реализованы все три возможные опции. И только тогда новые европейские власти смогут между собой договариваться о судьбе Европы.

Что это все значит для России? Скандал Штрахе – Гуденуса, безусловно, сильно ударил по европейским правым накануне выборов в Европарламент и сократил вероятность запуска коренных реформ Евросоюза в ближайшем будущем. Традиционные элиты могут выиграть время, но у них нет ресурсов для того, чтобы выиграть будущее. А поэтому России остается только спокойно смотреть не потрясающие Старый свет скандалы и трансформации. И уж точно не нужно спешить в них вмешиваться.