Игорь Мальцев

Пандемия показала превосходство российской медицины в мире

Игорь Мальцев
писатель, журналист, публицист
4 апреля 2020, 12:05

Нет дня, чтобы в медийном пространстве не появлялись сообщения о том, что русские ждут их вывоза из разных стран. Люди просят, требуют и кричат, чтобы их срочно вывозили из Таиланда, Марокко, Аргентины, Израиля, Лондона и так далее. Неужто у нас так туризм развит, что русские уже практически везде?

Ну как вам сказать, где-то, конечно, это туристы – самым богатым из которых хочется передать отдельное спасибо за их беззаботный отдых в Италии. Как там, хорошо загорели? Ну-ну. 

Про туристов можно было долго рассуждать, пока Мария Захарова не озвучила разговор с «очень богатым россиянином», который требовал пропуска на частный самолет для своего «сыночки», чтобы вызволить его из Лондона.

Не только у Марии челюсть отпала от наглости русских нуворишей. У всех она отпала. Погодите – вот вы вывозите туда все свои деньги, нажитые непосильным трудом (других людей), постите фоточки в инстаграмчике о том, как прекрасно живется в Белгравии и Челси, пока вы тут руссо-быдло не понимаете, как надо жить, а как только запахло жареным – «родина, вызволяй»?

Какая вам на фиг родина? Чего же это вам не живется в прекрасном далеко? «Очень богатый русский» проговаривается – «страховки пошли по бороде, британская система здравоохранения NHS на поверку – полное фуфло (будто бы мы этого не знали, ага), никому мы тут не нужны, бла-бла-бла». 

Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Пока оставим за кадром тот факт, что вы тут нужны еще меньше и в идеале пора бы вам тупо оставить деньги в РФ и валить. Одна только незадача – валить уже некуда. Это факт, кстати, очень сильно напрягает местную оппозицию, которая всегда вела себя так, как будто после того, что они нам планируют устроить, у них есть совсем другая страна для жизни где-то там. Но, опять-таки, мы сегодня не об этом.

Только что появилась инфа, что еще пара десятков тысяч россиян ждут и требуют забрать их из какого-то Таиланда. И думается, это уже не только туристы.

Ведь эпоха относительно стабильного рубля породила любопытное устройство мозга отдельных граждан, которых, однако, насчитывается уже под сотни тысяч: сдать квартирку в Мск, самим податься в теплые края и радостно рассказывать всем, как они взяли Бога за бороду и теперь беззаботно живут вдали от заснеженной Рашки. Далее можно было при этом ритуально годами проклинать Путина, или осторожно воздерживаться от деклараций.

И не только в теплые. Не случайно же возник термин «Лондонград». При этом каждый, кто жил в Лондоне больше двух-трех недель, с трудом представляет, как и на какие деньги там можно прожить в принципе, если ты не арабский шейх. Однако наших граждан это, похоже, не останавливало, что говорит о том, что у русских не так все плохо с деньгами, как они говорят. В моде был Берлин с его креативностью и клиникой Charite. Отчего же всем этим десяткам тысяч так срочно понадобилось домой?

Одна причина, важная, но не самая – вдруг резко упали доходы от аренды московской квартирки и от работы на удаленке. Ну а самую главную мы и так знаем.

Вирус показал то, что счастливо убывшие не шибко охотно рассказывали и про что некоторые русские СМИ откровенно врут. Дело в том, что можно сколько угодно проклинать русскую систему бесплатного здравоохранения, но практика показывает, что идеальной системы нигде нет вообще. Не работает ни бесплатная модель, ни страховая.

Особенно много вопросов вирусный кризис вызвал к страховой медицине. Скажем, в Германии обязательное страхование, взнос зависит от зарплаты и это значительная статья расхода семьи: 300–400 евро, плюс вариант частной страховки, что встанет вам от 900 евро, например. Это работало ровно до того момента, пока система не получила миллиона три новых «пользователей» за счет государства. Что привело к месячным очередям на получение простых процедур. Последние лет пять, то есть, задолго до вируса.

В любом случае для обязательного страхования нужно разрешение на работу и сама работа. Не у всех, кто живет по ВНЖ, есть это право. Значит, приходится пользоваться частной. Но, как говорит собеседник Захаровой, «страховки отменяют» – и это не только в Британии. Частные страховщики в связи с пандемией делают все, чтобы не платить ни за что. В самой Британии с бесплатной медициной обстановка хуже, чем с платной в Германии, и уже давно. NHS вообще уже притча во языцех – по ужасающему состоянию обслуживания, оборудования и больниц. Про безумные расценки в американской медицине спросите у местных. Мигранты не любят про это говорить, потому что это некоторым образом противоречит их самоуговорам, что на новой родине все гораздо круче и все сияет.

Ну а про дауншифтеров в каком-нибудь Таиланде лучше вообще не говорить. Мало того, что они вовсе никак не вписаны в рабочий цикл самой страны и не платят там налогов, но они не вписаны и в ее систему здравоохранения, про качество которой ничего хорошего сказать не может даже тот, кто сильно переживает за поликлиники Зауралья.

Но, в принципе, пока все идет шатко-валко, можно балансировать между гипотетической возможностью заболеть и, скажем, благоприятным климатом. Но когда больных и даже тяжелых и умирающих становится огромное количество местного населения, то тут уж никому нет дела до свободной души дауншифтера.

И я уже вижу русских, которые крестятся, что не успели в этом году, например, осуществить свою мечту – жить в Испании на берегу Средиземного моря, купив небольшую квартирку тысяч за сорок евро, что вполне реально. Типа устроить себе небольшую пенсию на солнышке. Что эти люди делали бы сегодня – совершенно непонятно. Вне доступной системы здравоохранения, без языка, с закрытыми границами и улицами. Остается только кричать «заберите меня отсюда». Хотя бы потому, что суперпродвинутая Боткинская с не менее крутой Коммунаркой кажутся санаториями по сравнению с какой-нибудь валенсианской городской больницей. Хотя в мечтах простого русского человека и рисовались какие-то красивые картины из разряда «там хорошо, где нас нет».

Что мы и наблюдаем. Но знаете что – вот пока мы ни в какой больнице, эта дурацкая поговорка не работает.

Потому что иногда не везде, где нас нет – хорошо. Постучим три раза по дереву.