Геворг Мирзаян

Спасет ли Россия Европу в Ливии

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
30 мая 2020, 12:30

Некоторые журналисты и политологи уже называют ливийский конфликт «самой важной прокси-войной на Ближнем Востоке». И они, в общем-то, правы. Сирия уже давно потеряла статус «самой важной» – тамошняя партия подходит к концу, общий список побежденных и проигравших внешних игроков уже определен, осталось лишь понять судьбу некоторых из них. В Ливии же большая игра в самом разгаре. Там играют Турция, Алжир, Франция, Ливия, Египет, Саудовская Аравия, Эмираты, Катар, Соединенные Штаты – и, конечно же, Россия. И главный вопрос в том, зачем Москва туда полезла и что ей за это будет.

Воля и возможности

Формально Россия поддерживает контакты с обеими сторонами конфликта (Правительством национального согласия Фаиза Сараджа и Ливийской национальной армией фельдмаршала Халифы Хафтара), однако по факту оказывает военно-политическую поддержку последнему. Москва на деньги ОАЭ (для которых Сарадж и его «братья-мусульмане» являются экзистенциальными врагами) снабжает Хафтара оружием, а кроме того, на его стороне воюют бойцы из российских ЧВК. Так называемые вагнеровцы. Но при этом степень вовлечения России в ливийские дела была абсолютно несравнима с сирийской кампанией – Кремль вежливо отказывал Хафтару в просьбе отправить туда экспедиционный корпус. Да он и не особо был нужен – Ливийская национальная армия справлялась с ситуацией и отжимала у ПНС город за городом.

Однако сейчас ситуация изменилась. То, что не сделала Россия, сделала Турция – только не в помощь Хафтару, а в интересах Фаиза Сараджа. Анкара отправила Сараджу турецких бойцов, прикормленных сирийских боевиков (надо же их где-то «утилизировать»), а также прекрасно зарекомендовавшие себя в Сирии дроны. Итоги использования «посылки» оказались для Хафтара печальными: турки нанесли фельдмаршалу ряд поражений. И теперь, как верно пишет The Washington Post, от действий Турции и России зависит судьба Ливии.

От России – потому что уверены: из всех союзников Хафтара лишь у России есть возможности, политическая воля и достаточная материально-техническая база, чтобы отправить в Ливию экспедиционный корпус и помочь Хафтару снова встать на путь побед. У ОАЭ и КСА нет армии (то, что есть, сейчас огребает по полной программе в Йемене от местных боевиков-хуситов). У Франции есть армия, но нет политической воли – Париж не готов защищать свои интересы без европейского консенсуса.

Фото: REUTERS/Esam Omran Al-Fetori

А его нет. Максимум, что сделал ЕС – с Европы по нитке собрал несколько кораблей и самолетов для того, чтобы поддерживать ооновское эмбарго на поставку оружия в Ливию по морю. Чтобы затем маленькая Мальта по просьбе Турции (а по морю оружие поставлялось именно Сараджу – Хафтар получал его через ливийско-египетскую границу) заблокировала финансирование этого проекта. У Египта же есть и армия, и воля – но нет желания консолидировать все население Ливии против египетских интервентов (а египтян в Ливии очень сильно не любят).

Авантюра плюс интересы

Вопрос только в том, готова ли Москва изменить свое решение и послать корпус? Западные эксперты и военные уверены не только в том, что готова – но и в том, что послала. По данным командования вооруженных сил США в Африке, «Москва недавно развернула военные истребители в Ливии, чтобы поддержать спонсируемых государством частных военных подрядчиков, действующих там, на земле». Причем летать на этих истребителях будут российские пилоты.

В России эти обвинения отвергают, даже доказывают, что предоставленные съемки самолетов ВКС РФ есть самые настоящие фейки. И скорее всего, если речь и идет об увеличении помощи, то о весьма ограниченном увеличении. Пусть оперативная ситуация на местах изменилась – однако не изменилась оценка Ливии в глазах Москвы. Ливийские нефтегазовые месторождения и потенциальные контракты не стоили того, чтобы Москва отправляла экспедиционный корпус в далекую страну, где уже шесть лет идет война всех против всех, где общество скатилось назад в состояние межклановых противоречий и где черт ногу сломит во всех смыслах.

Ливия стала бы для Москвы не Сирией, а самым настоящим Афганистаном. «Вмешательство в чужую гражданскую войну, в которую вовлечены гораздо более мотивированные и обладающие гораздо большим потенциалом игроки, больше похоже на смесь авантюры, порожденной геополитическими амбициями, смешанными с частными интересами отдельных бизнес-сообществ, решивших, что они способны застолбить лакомые участки нефтяного или иного бизнеса в Ливии», – говорится на сайте Института Ближнего Востока.

Страхи должны быть правильными

Но самое интересное в этой ситуации – не трезвость Москвы, а то, как российское участие воспринимается нашими «партнерами». Да, Аль-Джазира пишет о сотнях «вагнеровцев», убивающих «невинных гражданских» и вызывающих праведный гнев простых ливийцев. Но с нее взятки гладки – этот арабский телеканал обслуживает интересы эмира Катара, благополучие которого сейчас зависит от расположения Реджепа Эрдогана, заинтересованного в сокращении российского военного присутствия в Сирии. Однако против участия России выступают и европейские партнеры. Возникает ощущение, что некоторые западные товарищи больше опасаются превращения Ливии в российский форпост, нежели в турецкий.

Но эти страхи абсолютно ничем не аргументированы. Что Россия сделает в Ливии против Европы? Станет строить там биологические лаборатории, которые будут угрожать безопасности европейцев (как сейчас угрожают безопасности россиян многочисленные биолаборатории США, расположенные на Кавказе и, как теперь выясняется, на Украине)? Или станет шантажировать Европу беженцами, как это сейчас делает Турция с использованием сирийского канала и завтра приплюсует к нему еще и ливийский? Или возьмет под контроль ливийские энергоресурсы и лишит ЕС альтернативного Газпрому поставщика энергоресурсов? Или разместит ракеты, нацеленные на Рим и Париж?

Конечно, в теории все это возможно – однако для реализации этих планов Россия должна получить тотальный контроль над Ливией, вытеснив оттуда других игроков и обладая достаточными ресурсами и политической волей для нивелирования всех издержек, связанных с этим контролем. Ну и иметь гарантии, что нас не кинут со всеми обещаниями.

Ничего этого нет. А значит, у Москвы нет желания бодаться за Ливию не только с Турцией, но и с Италией (которая рассматривает ливийское пространство, как свою зону влияния), а также с Францией (которая, хоть и поддерживает вместе с нами Хафтара, но рассматривает ливийское пространство, как свою будущую зону влияния). Кремль хочет лишь свою долю малую – политическое влияние в Северной Африке, контракты на восстановление страны и т. п. Все это можно получить через достижение компромисса между сторонами конфликта.

У Анкары же куда более амбициозные планы. И куда более угрожающие европейским интересам. А поскольку лишь у России на сегодняшний день есть возможности эти планы похоронить, то европейцам нужно не критиковать, а заинтересовывать Москву в усилении присутствия в Ливии.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД