Новости дня


Наталья Холмогорова

правозащитник
Наталья Холмогорова  

«Мракобесы» не хотят экспериментов за свой счет

Пока столичные деятели культуры просаживают сотни государственных миллионов на антирусское искусство, в Воронеже привлекают к ответственности скромного директора одного из самых интересных музеев мира. За растрату, которой не было.

«Оскорбление чувств верующих» – опасная формулировка

Когда икону пинают ногами и пилят крест – тут все очевидно. И на эту тему, кстати, давным-давно есть административная статья. Но за пределами таких очевидных случаев начинается обширная «серая зона».

Правые консерваторы споткнулись о «миграционный вопрос»

Изображение приезжих из Средней Азии как «торжествующих захватчиков» явно не сходится с реальностью. Мигрантов все мы видим регулярно. Они не очень похожи на людей, которые только что победили русских и веселятся по этому поводу.

Вокруг жизни и смерти последнего царя идут какие-то грязные манипуляции

«Дикость», «мракобесие», «днище», «как можно в XXI веке говорить о ритуальных убийствах?!» – это самые мягкие выражения, которые слышат РПЦ и Следственный комитет. Такое бурное возмущение вызывает скорее обратную реакцию.

Возвращаться домой им уже не придется

Мы будем до хрипоты обсуждать, «что же не так с детьми» из Пскова, винить во всем стрелялки, паблики, подростковую субкультуру, как раньше винили «улицу» и «хулиганов» – но никто не скажет очевидного.

Стойкое впечатление срежиссированной истории

Холивар о «педовыставке» продемонстрировал и еще одну особенность нашего общества. То, о чем я уже как-то писала: у нас больше нет общей и интуитивно понятной общественной морали.

Достоевский и флешмоб

Акция «я не боюсь сказать» вызывает смешанные чувства. В ней определенно есть дурные стороны. Однако конспирологи, ищущие сейчас во флешмобе следы «заокеанских кукловодов», забывают одну простую вещь.

Пока не случится беда

Чем больше подробностей о жизни лагеря с громким названием «Парк-отель «Сямозеро» и об этом роковом походе – тем больше вопросов и восклицаний. В этом лагере в выигрыше были все, кроме самих детей.

Добро пожаловать в «клуб самоубийц»

Не злокозненный интернет убивает подростков или сводит с ума взрослых. Интернет – лишь механизм: он раскрывает то, что было заложено в человеческой природе, но до сих пор не находило себе полного физического воплощения.

Интернет против «зомбоящика»?

Телевизор я перестала смотреть, когда это еще не было мейнстримом – в начале 90-х. Но, наслушавшись разговоров в Сети об адской машине пропаганды, решила включить ТВ. Что же за ужасы наводят дрожь на бойцов политрунета?

«Колорадский эффект» свойствен не только украинцам

«Фашизм» – не там, где за Путина или против, где Крымнаш или Крымненаш. Он там, где чужой политической позиции (да, плохой! глубоко ошибочной! но всего лишь политической позиции, не вылившейся ни в какие реальные действия) оказывается достаточно, чтобы забыть о человечности.

Нельзя кричать: «Забыть Герострата!»

Прошлое тяжко, болезненно, вызывает сложные и противоречивые чувства, возвращается в кошмарах. Но оно снова и снова навязчиво притягивает к себе, если мы не можем понять, как же к нему относиться.

Что делать, если снова «она сама виновата»?

Насильники остаются в тени, окруженные стыдливым молчанием. Все «объяснения» насилия сводятся к тому, чтобы избежать разговора. Либо «девчонка сама виновата», а преступник «ничего особенного не сделал».

«Наказание» за побои сейчас похоже на индульгенцию

Как ни парадоксально это звучит, но, если вычеркнуть побои из списка преступлений, наказание за них станет серьезнее. Как такое может быть? Чтобы ответить на этот вопрос, разберемся, как закон борется с побоями сейчас.

Нужно переименовать «Войковскую»

Оплакать убитого ребенка и без всяких отговорок и умолчаний осудить его убийство – это не то, что нужно ему. Ему уже все равно. Это то, что нужно нам, чтобы предотвратить новые убийства невинных.

Псевдотрадиционалистская идеология агрессивна

Принудив всех своих девушек ходить в платочках, помалкивать и по первому требованию становиться «законными» наложницами влиятельных людей, фундаменталист неизбежно обратит взор в сторону русских девушек и спросит: а они-то чего?

Когда дети недостаточно несчастны

В детских фотографиях времен нацистской оккупации любители истории обнаружили крамолу. Возмутило их, что на фото нет трупов, пыток и прочих ужасов, а идет обычная будничная жизнь. Полетели жалобы по инстанциям.

Борьбу с пороком в Оренбурге надо начинать не с танцев

Танец «пчелок» в Оренбурге возмутил блогеров? Немедленно провести проверку! Еще проверку! И еще! Проверить все танцевальные кружки в городе! Нет, в стране! Провести экстренное совещание! Создать специальную комиссию!

Клоунесс видят все

У женщин в России много проблем, и проблем серьезнейших. Читая наших феминисток (тех, кто себя так позиционирует), приходишь к выводу, что из всех женских забот по-настоящему интересует их только одна, очень странная.

«И вдруг сюрприз!»

История со страдалицей Костюченко, получившей в лоб на гей-параде, не вызывает у меня ужаса и жалости, а вызывает иные чувства. Смотрите сами.