Новости дня


Сергей Худиев

публицист, богослов
Сергей Худиев  

Православный публицист, радиоведущий. Родился в 1969 году, в 1992 принял Святое Крещение и присоединится к Русской Православной Церкви. Постоянный обозреватель радио «Радонеж», радио «Вера», радио «Теос», публикуется на порталах «Православие и мир», «Православие.ру», сотрудничал с журналом «Фома» и «Альфа и Омега». Автор книг «Об уверенности в спасении» (2000), «Христианство: трудные вопросы» (2003) (в соавторстве с Ольгой Брилевой и Михаилом Логачевым), «О вещах простых и ясных» (2011) (в соавторстве с Мариной Журинской), и «Как доказать, что Бог существует. Краткое введение в Апологетику» (2012)

Транс-активисты вплотную принялись за детей

Идеология требует горячо поддерживать «гендерную идентичность», и при любых подозрениях на то, что ребенок – «трансгендер», начинать готовить его к «переходу». «Вы хотите, чтобы у вас была живая девочка или мертвый мальчик?»

Ювенальная юстиция мостит дорогу в ад

Успевшие скомпрометировать себя скандинавские формы опеки буквально и старательно копируются у нас, в России. Соседей активно побуждают докладывать о «проблемных» семьях. Конечно, те, кто разворачивают эту кампанию, хотят, как лучше.

Абсурдно отрицать собственную идентичность

Бывает жутковато наблюдать, как люди на Украине с русскими именами и фамилиями, которые внешне неотличимы от русских, по-русски говорят о том, что они являются жертвами. Чего бы вы думали? Русского колониализма. А что? Дело модное!

Право оскорблять – это привилегия высших сословий

Скандал может быть коммерчески успешен, он привлекает внимание. Это не только оскорбление религии, но и глумление, например, над Победой. Достаточно вспомнить «художественную выставку» с обезьянами в военной форме и с медалями.

Украинский национализм выдыхается

Украинский национализм москвоцентричен. Отнимите у него Москву, и у него не останется ни смысла жизни, ни идентичности, ни даже лозунгов. Можно, конечно, переключиться на поляков. Но, как говорил Остап Бендер, «не будет того эффекта».

Не надо лезть туда, где вам не рады

Люди могут устанавливать в своих клубах совершенно дурацкие правила. Это их клубы. Благовоспитанный, консервативный, патриархальный мужчина, придя в чужой клуб, уважает его правила. Или просто в него не ходит.

Мы снова живем в эпоху глушилок

Люди, для которых их неудачи объясняются колдовством, будут склонны сжигать ведьм. Люди, которые видят причины своих провалов в кознях хакеров, будут стремиться отключить других от интернета. Параноики по-своему очень логичны.

Сказать «нет» антисемейной идеологии

Отрывать детей от матери и отца – значит резать по живому. Когда режут, чтобы спасти жизнь, – это одно. Когда режут потому, что сочли семью странной, – совсем другое. Быть странным – это не преступление.

Когда людям грубят, они чувствуют себя как дома

Грубость вообще воспринимается позитивно – как «открытость», «искренность», готовность «резать правду-матку», а в вежливости, тем более ласковости, видится что-то подозрительное, какое-то двойное дно. Это психологически объяснимо, но это неправильно.

Давайте не делать из «Свидетелей» мучеников

Избавиться от нежелательной религиозной группы можно, но для этого нужен тоталитарный режим. Такого режима у нас, слава Богу, не предвидится, а менее свирепое давление только укрепит преследуемую группу. Позвольте объяснить, почему.

Индустрия обмана не рассосется сама

Нам часто кажется, что если объяснить людям, что их обманывали, они сразу же с презрением отвернутся от жуликов и весь оккультный бизнес исчезнет, задушенный суровой, но справедливой рукой рынка. Увы, это не так.

Угар милитаризма нам не грозит

Современное почитание Победы не было бы таким интенсивным, если бы люди не слышали периодического шипения «СС и НКВД – это одно и то же», «надо было сдать Ленинград», «трупами завалили» и тому подобного.

Гонения на украинскую церковь должен видеть весь мир

Украинская православная церковь живет в атмосфере нарастающей травли, и люди задаются вопросом: «Что Россия может сделать?» Конечно, никто не собирается посылать войска для защиты православных. Но хоть чем-то мы можем помочь?

Почему не надо ломать адские печати

Можно произнести слова о «России, освобожденной гитлеровцами», можно обещать выпустить книгу о генерале, перебежавшем на сторону Гитлера, в серии «Жизнь замечательных людей» и продолжать быть принятым в лучших домах. В чем причина?

Будем смеяться над воронами, возвещающими распад России

Перемены в том, как мы видим мир, не обязательно должны быть чем-то, что на нас падает – как внезапное горе или радость. Мы можем сознательно культивировать в себе определенный взгляд на вещи – и это называется «надеждой».

Что нам мешает быть благодарными

Этот восторг – как если бы я внезапно прибыл из прошлого, проскочив двадцать или, может быть, тридцать лет, или даже больше, когда мы были детьми и легко разрешали себе радоваться – сразу натыкается на определенный внутренний испуг. А можно?

Государственное насилие против сектантов ударит по нам с вами

Мы все привыкли к тому, что со времен СССР разговоры о свободе, в том числе религиозной, – это западная монополия. Но все изменилось – историческая ситуация подталкивает глобалистскую элиту к сворачиванию свободы вероисповедания.

«Церковь Порошенко» – это ненависть, хаос и раздор

Мечты получить «равноправную» и «независимую» церковь в статусе патриархата оказались похоронены – если не навсегда, то надолго. Никакой независимости у новой структуры нет и не может быть по трем причинам.

Почему украинские священники готовы к допросам в СБУ

Картина «гэбня вызывает инакомыслящих на беседы» считалась частью советского прошлого – в противостоянии сторонникам «западного пути». Теперь поведение коммунистов воспроизводят «свои» в ходе осуществления западного проекта.

Куда ведет дорога трансгендерной «терапии»

Когда детей объявляют «трансгендерами» и, переходя к прямому физическому вреду, пичкают веществами, наносящими тяжкий ущерб здоровью, чтобы подвергнуть калечащей операции, - это явление жуткое, но нельзя сказать, что неожиданное.