Новости дня


Владас Повилайтис

доктор философских наук, БФУ имени И. Канта
Владас Повилайтис  

Наполеон взял с собой в бессмертие всех желающих

205 лет назад император получил свой «золотой парашют». Так сейчас на языке топ-менеджеров называется набор бонусов, который должен примирить человека с отставкой – и сделать его лояльным почетным пенсионером в самом расцвете сил.

Русским нужна стабильная и вменяемая империя

На фоне сегодняшнего мира крайностей самое ценное – это умение оставаться спокойным, то есть трезво действовать посреди тех, кто движим чувством. Ведь трезвость – это про умение пользоваться своим разумом. Трезвость – норма жизни.

Ушел последний классик советского кино

Сегодня девять дней со дня смерти Марлена Хуциева. Он был последним, кто снимал фильмы, проникнутые пафосом, создавшим и державшим СССР. Он донес до нас голос 60-х и он же показал конец той эпохи и, значит, конец страны.

Не бояться показаться смешным – вот высшая свобода

Сегодня к Николаю Бердяеву принято относиться иронично. В наше прагматическое время он – со своими выкриками, призывами и формулами – выглядит неуместно. Но самого Бердяева это вряд ли смущало. Только свобода, только хардкор!

Победа женщин в СССР оказалась хуже поражения

Странная, но характерная судьба праздника 8 Марта в России говорит нам по крайней мере об одном. О том, что судить о «женщинах вообще» невозможно – разве что в пределах учебников по анатомии или тостов на корпоративах.

Русский народ изобрел глобализм и мировую революцию

Обвинение русских в поиске особых путей звучит странно, особенно когда речь заходит о ХХ веке. Ведь тот выбор, который совершили мы в 1917 году, был выбором в пользу общего, универсального – мечты зажить «единым человечьим общежитием».

Василий Розанов – простой русский гений

Исполнилось 100 лет со дня кончины Василия Розанова. Быть может, в русской мысли и было нечто сопоставимое с ним, но лучшего – не было. Его литература построена по принципу Станиславского, в стремлении сделать себя тем, кем ты восхищаешься.

Главный спор русского народа и интеллигенции

Один мой хороший знакомый в дни Крыма весны 2014 года говорил: «Я готов потерпеть отсутствие сыра за Крым», а за Харьков, добавлял он, «смириться и с отсутствием колбасы». Но я не о том, что надо было брать Харьков. Я о принципах.

Русские не умеют делать обычную работу хорошо и вовремя

Не надо лучше всех, не надо быстрее всех, не надо доставлять заказанную на 12 дня воду в 5 утра. Нужно уметь ровно в 12 дня привезти ее, точно в соответствии с условиями, не превращая все в тыкву.

Банк Франции страшнее ФСБ

В России Павленского терпели пять лет – во Франции сломались сразу. Не помогли им ни Дюшан, ни Гоген – «фармацевты» по-прежнему у власти и в силе. И здесь возникает самый любопытный момент.

У поезда российских инноваций отказали тормоза

Глядя на тысячелетнее многообразие российских инноваций, я думал, можно ли предложить что-то еще? Ведь, кажется, мы перепробовали все – от дыбы до блокчейна. И когда я уже отчаялся, меня озарило. Ведь есть одна инновационная технология, которую до сих пор у нас ни разу не использовали!

Серп и молот, а не крест остановили коричневую чуму

Я совсем не против православного воинства, храмов во славу русского воинства и чего еще чья душа пожелает. Но православные сталинские соколы – это, право, помилуйте, перебор!

Почему нам не хватает настоящего либерализма

Все, что утверждается властью, столь же последовательно отвергается оппозицией. Противостояние Бродского и Евтушенко на фоне колхозов есть бледное предчувствие тотального торжества желания назло Кремлю отморозить уши.

Методичка по распознаванию «фашиста» в собеседнике

Достаточно заподозрить моральную несостоятельность собеседника – и все сказанное им можно перетолковать в каком угодно смысле. В итоге вы достигнете идеала – совместив осуждение другого и обретение чувства собственного морального превосходства.

Русские отблески «Заката Европы»

Сто лет назад вышла одна из самых известных книг нашего мира – первый том «Заката Запада» Освальда Шпенглера, более известный как «Закат Европы». Успех этой книги в общем-то парадоксален.

Почему русский либерал стал охранителем

Двести лет назад родился первый и едва ли не единственный представитель четвертой власти в России. Прочие стремились к ней – он обладал. Но заплатил он за это большую цену, став синонимом едва ли не всего гнусного и темного в России.

Наша нелюбовь к Тургеневу – симптом для нас

Тургенев, двухсотлетие со дня рождения которого мы отмечаем, вне всякого сомнения великий русский писатель. В отличие от Толстого или Достоевского, Тургенев именно писатель. И потому он совершенно не русское явление.

Взбесившаяся печка Ивана-дурака давила все подряд

Советский Союз на протяжении десятилетий был благой вестью о возможности альтернативы. В этом смысле конец Советского Союза – едва ли не главная и не понятно чем замещаемая травма современного мира. Мир потерял возможность иного.

Русская интеллигенция еще жива, бурчит и шевелится

Русская интеллигенция была про беспокойство, про щемящее чувство вины, и поэтому – про совесть. А затем история перевернулась. Слово «совесть» осталось, но значение его изменилось.

Русская жизнь, увы, глубоко неэстетична

У русских сложные отношения с сексуальностью. Русский человек свою животность переживает как катастрофу – и либо целиком ее отрицает, либо столь же сполна ей отдается. Это типовой разброс между хлыстами и скопцами.