Новости дня


Анна Долгарева

журналист, поэт, военный корреспондент
Анна Долгарева  

Они всерьез играют в то, что могут умереть

Щекотать себе нервы, добавляя адреналина просмотрами апокалиптических фильмов, приятно. Или чувствовать себя героям, затарившись гречкой. Я только что с Донбасса. Там шестой год реальный постапокалипсис.

Полиамория лучше, чем тайные измены

Если у Паши есть Маша, помимо Наташи, то Паша, конечно, может делить свое время между ними двумя, но если он любит обеих, не будет ли он страдать, что проводит с каждой меньше времени, чем ему бы хотелось?

Мы сильнее своего внутреннего зверя

Гуманизм – это не забывать, что другой является человеком. Даже если он очень другой. Даже если его инаковость тебе отвратительна, мерзка, если его правду ты считаешь недостойной существовать.

От сжигания покрышек Украина дошла до сожжения людей

Больны, конечно, не эвакуированные, тем более что нет причин не верить заявлениям минздрава. Больны все эти Васыли, незыблемо уверенные в своем праве уничтожать то, что им не нравится. Больна Украина.

Мы сами натянули колючую проволоку

Это не просто поляризация общества. И можно назвать одну сторону ненастоящими русскими и пытаться вычеркнуть их из своей картины мира – но это не так. Каждый из нас – Россия.

Куда податься бедному поэту

Что остается в этом смутном меняющемся мире? Читать хороших поэтов, к какому бы течению они ни принадлежали. Не пытаться ни к кому примкнуть, ни перед кем заискивать, не делить на верлибристов и классиков, не проводить черту между шовинистами и феминистками.

Новогоднее чудо можно назвать промыслом Бога

Вечная новогодняя тема «Ирония судьбы» – история про бытовое чудо, простая, человеческая и невероятная. И уже лет десять, наверное, как каждый сладострастно жаждет ее смять, опошлить, изничтожить.

Крик детей и матерей должны услышать

Что делают сейчас больные? Сбиваются в стаи, обивают пороги фондов, самостоятельно закупают нужные препараты за границей через знакомых, через дальних знакомых. Потому что это не вопросы санкций и импортозамещения. Это вопросы человеческих жизней.

Русский Север – это и есть Россия в миниатюре

Условия жизни, которые кажутся невыносимыми, все-таки раз за разом преодолимы человеком. И эти бескрайние холодные пейзажи. И горящий, но не сломленный протопоп Аввакум. И радость встречи солнца.

Бьет – значит, не любит

Совершенно непонятно, как будет работать закон о семейном насилии. Разобраться бы с существующими. Чтобы женщины не боялись идти в полицию. Чтобы им было куда уходить от насильника. Вообще – было куда идти.

Соколова надо было посадить в 2008 году

Если бы историка Соколова посадили раньше – а того, что ему приписывают, хватало на срок – то, возможно, осталась бы жива нынешняя жертва. Если бы жертвы домашнего насилия не забирали заявления, скольких смертей вообще удалось бы избежать.

Легализация проституции ведет к еще большему криминалу

В странах, где проституция декриминализована, уровень связанных с ней преступлений выше, чем там, где она под запретом. Потому что легализация вызывает одно-единственное следствие – увеличение спроса.

Суицидбаты – новая старая опасность Донбасса

Сейчас многие недооценивают добровольческие батальоны Украины, «добробаты». Их приструнили, постарались встроить в официальные силовые структуры. А в Донбассе еще прекрасно помнят, что это и чем они отличаются от «регуляров».

Разведение войск в Донбассе не нужно ни одной из сторон

Главное — не повторить старую ошибку, не допустить отведения войск в одностороннем порядке. Чтобы не было так, что войска республик снова стали пятиться, уступая новые территории украинским солдатам.

Новая свобода слова – заткнуть, забанить, удалить

Осталась без Facebook-страницы. Девять тысяч читателей, семь лет жизни, миллион текстов и воспоминаний – безвозвратно удалены. Цензура. А на тех, кто не считает жителей Донбасса людьми, цензура не распространяется.

Семь лет за глупость

Доказать, что в тексте псковской журналистки Светланы Прокопьевой содержатся признаки оправдания терроризма, и правда просто. Это глупый и банальный текст, но обвинительный приговор по нему вполне реален.

Люди-флюгера не поспели за делом Устинова

Активисты, меняющие свои взгляды в зависимости от того, что скажет «обчество» – не как таковое, а их конкретное общество, потому что обществ у нас как минимум два, либеральное и патриотическое – это фу как плохо. И это очень опасно.

Пора изживать комплекс национального большинства

То, что в России при необязательности изучения региональных языков молодежь будет выбирать русский, – это не какая-то государственная политика, это естественный процесс. Остановить который невозможно.

В украинских тюрьмах еще остается немало русских

Поздравим тех, кто вышел на свободу. Кирилла Вышинского, Евгения Мефедова и еще 33 обменянных русских – вне зависимости от того, красные у них паспорта или синие. Но важно понимать, что это далеко не все украинские политзаключенные.

На русском Севере ищут себя

Русский Север притягивает раз за разом тем, что обнажает скрытое: когда день за днем идешь среди ясных линий, прозрачной красоты, длинных туманов – совершенно не остается сил лгать себе.