Для защиты прав человека ищут справедливого кандидата

У эсера Татьяны Москальковой хорошие шансы стать новым уполномоченным по правам человека   4 апреля 2016, 08:00
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС
Текст: Петр Яковлев

В Госдуме обсуждают кандидатуры на пост уполномоченного по правам человека. После ухода Эллы Памфиловой в Центризбирком эта должность оказалась вакантной. И за нее уже развернулась нешуточная борьба – как между партиями, так и между правозащитниками. При этом вычислить наиболее вероятного претендента не так уж и сложно. Успех Памфиловой на посту омбудсмена показал, что женские качества прекрасно подходят для этой должности.

На этой неделе все фракции Госдумы должны представить своих кандидатов на должность уполномоченного по правам человека. Часть фракций уже назвала своих кандидатов, но в целом Дума должна определиться к 11 апреля, после чего пройдет голосование.

«За два с лишним десятилетия существования должности уполномоченного по правам человека уже практически сложилась традиция, что эту должность занимает представитель оппозиции»

Достаточно неожиданный переход Эллы Памфиловой в ЦИК поставил Думу перед необходимостью выбора на эту непростую должность, притом что по плану очередное голосование должно было пройти только в 2019 году. Но Памфилова отработала только два года из пяти, хотя ее кандидатура, как и ее работа, устраивала практически всех. И парламент, и президента, и правозащитное сообщество. Она была первой женщиной на этом посту – до нее уполномоченными по правам человека работали только мужчины – и именно при ней наконец-то сложился образ настоящего главного правозащитника страны.

Доброта, отзывчивость, защита прав женщин, в том числе и от бытового насилия, неполитизированность и, главное, понимание того, что права человека – это не только политические права, но и совокупность всех прав человека как таковых, от бытовых до социально-экономических. Очень важно и то, что Памфилова не разделяла общество на касты – «прогрессивных и активных людей», на чьи «постоянно ущемляемые» права нужно постоянно обращать внимание власти и прессы, и «бессловесной массы», про которую можно и не особо упоминать. Она смогла остановить казавшийся уже необратимым процесс превращения в глазах народа понятия правозащитник в синоним «несистемный оппозиционер, противник Путина и защитник Ходорковского».

Кто же заменит одну из самых известных женщин-политиков в этой роли? После ухода Памфиловой появилось предложение главы Совета по правам человека Михаила Федотова вернуть на должность уполномоченного Владимира Лукина, занимавшего ее с 2004 по 2014 год. Федотова сразу же поддержал и ряд либеральных правозащитников – в том числе и из числа тех, благодаря кому в 90-е годы само это понятие стало чуть ли не синонимом русофобии.

Но при всем в целом уважительном отношении в Госдуме к Лукину вряд ли он имеет шансы пройти через парламент: хотя один из основателей партии «Яблоко» уже не ассоциируется с ней, все же его близость к либеральной части политического спектра не понравится парламентскому большинству. Не говоря уже о том, что по меньшей мере странным будет выглядеть повторное назначение человека, уже отработавшего два срока в этой должности и спокойно ушедшего с нее на пенсию. Ведь есть еще и фактор возраста – Лукину уже 78 лет. Так что, скорее всего, предлагая Лукина, Федотов просто хотел воспрепятствовать избранию другого, не устраивающего «демократическую общественность» кандидата.

Пока что известна часть партийных кандидатур – кто-то уже официально выдвинут, кто-то лишь обсуждается. В «Единой России» уже дали понять, что, хотя, скорее всего, выдвинут и своего кандидата – им может стать Галина Карелова, бывший вице-премьер и нынешний заместитель спикера Совета Федерации – но не будут добиваться его избрания.

Понятно, что для того чтобы сохранить независимость и боевые качества, лучше всего, чтобы уполномоченный по правам человека не представлял ни партию власти, ни чиновничество и вообще никак не ассоциировался с властью. Именно поэтому – хотя есть и другие причины – совершенно не подходят два активно обсуждаемых в прессе кандидата якобы «от Кремля» – уполномоченный по правам детей Павел Астахов и представитель правительства в высших судах Михаил Барщевский. Обсуждение их кандидатур больше похоже на сознательный пиар – впрочем, исходящий уж точно не из Кремля.

За два с лишним десятилетия существования должности уполномоченного по правам человека уже практически сложилась традиция, что эту должность занимает представитель оппозиции. Исключением была Элла Памфилова, но все остальные уполномоченные были партийными людьми. Сначала, в 1994–1995 годах, этот пост занимал Сергей Ковалев, один из основателей «Демвыбора», потом коммунист Олег Миронов, а затем яблочник Лукин. По этой логике получается, что теперь о том, что наступила их очередь, будут говорить две другие парламентские партии – ЛДПР и «Справедливая Россия». При этом речь все-таки идет не об официальной партийной квоте, а о конкретном кандидате.

Уже определилась со своим кандидатом КПРФ. Коммунисты предложили Олега Смолина – у одного из самых опытных депутатов Госдумы более чем достойная репутация, он, сам будучи инвалидом, много занимается проблемами людей с ограниченными возможностями, в первую очередь на законодательном уровне. Главным препятствием для него может стать даже не то, что он никогда не занимался вопросами защиты прав в широком смысле, сколько то, что кандидат от КПРФ уже занимал эту должность.

Партия Жириновского назвала уже трех возможных кандидатов: бывшего министра соцразвития, сенатора Сергея Калашникова и двух депутатов Госдумы от ЛДПР – Ивана Сухарева и только готовящегося получить мандат бывшего работника МИДа Антона Морозова. Понятно, что из всех них серьезно может рассматриваться только Калашников. Но у опытного политика и кандидата психологических наук есть соперники, точнее даже соперницы – из партии, которая считает, что она более достойна провести своего кандидата.

Действительно, «Справедливая Россия» сделала ставку на женщин – что, учитывая удачный опыт Памфиловой и явную поддержку идеи продолжения этого опыта со стороны парламентского большинства, делает ее кандидатов более предпочтительными. Жириновский, может быть, тоже попробовал бы выдвинуть женскую кандидатуру, но у него в партии и фракции просто нет заметных представителей прекрасного пола.

А справороссы, наоборот, всегда были во многом женской партией – и сейчас Сергей Миронов уже сообщил о двух обсуждаемых кандидатах, Ольге Епифановой и Татьяне Москальковой. 39-летняя Епифанова возглавляет в Думе Комитет по вопросам семьи, женщин и детей, а 60-летняя Москалькова является одним из опытнейших юристов во фракции эсеров. Именно ее жизненный опыт лучше всего подходит для работы уполномоченным по правам человека.

Однокурсница Барщевского еще в советские годы много лет работала в отделе по вопросам помилования, существовавшем тогда при президиуме Верховного совета России – то есть занималась не только рассмотрением ходатайств, но и жалобами на правосудие. Потом был правовой департамент МВД, где она дослужилась до первого зама начальника, а в конце 90-х Москалькова пошла в политику. Причем от партии «Яблоко» – баллотировалась по одномандатному округу в Ярославской области, но проиграла. В нулевых она вступила в «Справедливую Россию» и в 2007-м стала депутатом Госдумы. И уже в Думе стала одним из самых активных разработчиков законов из числа справороссов – что неудивительно, учитывая ее опыт работы юриста-правоведа.

То, что именно Москалькова может оказаться наиболее вероятным будущим уполномоченным по правам человека, уже вызвало резкое недовольство радикальной части сообщества, считавшего правозащиту своим личным брендом.

«Генерал МВД, чья законодательная деятельность имеет отчетливый карательный уклон, которая предлагала внести в УК статью об ответственности «за покушение на нравственность» – с помощью такого уполномоченного власть решила уничтожить правозащитное движение в стране», – примерно так уже пугают Москальковой. Но кого пугают? Сами себя, ведь Москалькова – это представитель не только оппозиционной партии, но и такой же активист гражданского общества, как и какой-нибудь «профессионально правозащитный» Лев Пономарев.

Более того, она как раз в гораздо большей степени представляет интересы и тревоги нашего общества, чем защитники «Пуси Райот» и Ходорковского. Потому что то, что она защищает – например, ту же нравственность – гораздо важнее для абсолютного большинства наших граждан, чем то, что защищают люди, называющие себя правозащитниками, но замечающие только проблемы своего узкого круга. Огромное большинство наших сограждан считает, что государство плохо защищает национальную культуру, нравственные ценности и традиции, считает, что из-за этого их права нарушаются – и надо же, эти граждане вдруг получат своего уполномоченного.

Уполномоченного, представляющего не агрессивное меньшинство, а спокойное, но лишенное внимания «правозащитников» большинство. Защита прав человека – это защита от произвола со стороны других людей или властей, но это и принуждение власти защищать то, что люди считают крайне важным: социальные права, культурную идентичность, образование, здравоохранение. Защищать как права отдельного человека, так и права общие, соборные, национальные. Не только ведь один президент, как гарант Конституции, должен отвечать за соблюдение прав гражданина и народа.