Репост в «Твиттере» повлияет на всю мировую политику

Мэй назвала действия Трампа «необыкновенным дипломатическим плевком между трансатлантическими союзниками»   30 ноября 2017, 18:55
Фото: Pool/Danny Gys/Global Look Press
Текст: Антон Крылов

Англоязычная пресса утверждает: президент США и премьер-министр Британии поссорились так, как не ссорились со времен мировой войны. Причина – репост антиисламского ролика, который сделал Дональд Трамп. После этого Лондон и Вашингтон обменялись заявлениями, тон которых поразил всех. Что это означает для мировой политики?

В России сложилось не слишком серьезное отношение к записям в социальных сетях. Особенно – к репостам, когда пользователь публикует у себя на странице чужую запись.

Когда из регионов приходят сообщения об очередном уголовном деле за репост, это вызывает практически единодушную реакцию: «Это же всего лишь репост, о чем тут вообще говорить? На заборе тоже написано».

Как выяснилось, репост вполне может стать поводом не только для уголовного дела, но и для серьезного межгосударственного скандала. Сейчас лидеры Великобритании и США обмениваются самыми нелицеприятными заявлениями в адрес друг друга, считая с начала Второй мировой войны.

Началось все с того, что представительница ультраправой группировки «Британия прежде всего» Джейда Франсен выложила в «Твиттер» несколько роликов антимусульманской направленности (ранее эта группировка именовалась партией, но минюст Соединенного Королевства отменил ее регистрацию).

Эти видеозаписи репостнул президент США Дональд Трамп, известный своей любовью к «Твиттеру» и жесткой позицией по отношению к мигрантам вообще и мусульманам в частности.

В ответ на это премьер-министр Великобритании Тереза Мэй назвала действия американского президента «необыкновенным дипломатическим плевком между трансатлантическими союзниками». Ее пресс-секретарь подчеркнул, что «это неправильный поступок для президента».

Трамп в долгу не остался: «Тереза @theresamay должна сосредоточиться не на мне, а на разрушительном радикальном исламском терроризме, который имеет место в Соединенном Королевстве».

После подобного «обмена любезностями» британская Guardian и американская New York Times вышли с обширными статьями, посвященными скандалу.

Как отмечают журналисты, вражда двух политиков знаменует собой новый и неожиданный поворот в «особых отношениях» Вашингтона и Лондона. Прежде страны многое выиграли от дружбы между такими политиками, как Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт, Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган, Тони Блэр и Билл Клинтон. Блэра вообще называли «британским пуделем Клинтона» – настолько явно Лондон обслуживал интересы Вашингтона.

Есть подозрение, что гнев Терезы Мэй и ее кабинета вызван не столько самим фактом публикации антимусульманских видеороликов президентом США, сколько его вниманием к британским ультраправым.

В результате внеочередных выборов в парламент в текущем году Партии независимости Соединенного Королевства не удалось повторить успех 2015 года, когда она набрала более 12% голосов. Но консерваторы по-прежнему относятся к «угрозе справа» с большой опаской. Поэтому внимание американского президента к своим политическим конкурентам тори восприняли как самое настоящее предательство.

В любом случае ни о каких «особых отношениях» между Вашингтоном и Лондоном теперь говорить нельзя. Это было очевидно и раньше – избрание Трампа стало для Лондона таким же холодным душем, как для всего руководства Евросоюза. Просто публичная перебранка в соцсетях это окончательно закрепила, чтобы не сказать – институализировала.

Вряд ли это похолодание между президентом и премьером скажется на экономических и военных связях Британии и США – слишком многое связывает метрополию с ее бывшей колонией. Но договариваться о новых проектах или о единой политике по отношению к любым международным вопросам двум англосаксонским странам теперь будет немного сложнее.

Впрочем, вполне возможно, что этот скандал станет еще одним поводом для Конгресса США перетянуть на себя одеяло международной политики и посодействует усилению межпарламентских связей между государствами. Но это, разумеется, не сможет заменить дружеских отношений между непосредственными руководителями этих государств.

Похоже, что снисходительность в отношении соцсетей и репостов в них пора оставить в прошлом. Один репост способен подпортить межгосударственные отношения, которые складывались десятилетиями. И неизвестно, сколько времени продлится это похолодание и к каким результатам приведет.

Отметим, что российская власть пока старается дистанцироваться от смешивания официальной деятельности с постами в социальных сетях. Так, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в ответ на просьбу прокомментировать обращение российских спортсменов к Владимиру Путину заявил следующее

«Мне сказали, что сообщение направлено в какую-то электронную приемную, через Instagram и так далее. Но, понимаете, Instagram никогда не был и, я надеюсь, не будет каналом общения с президентом России, а других каких-то обращений я, например, пока не видел, поэтому я ничего пока сказать не могу. Все-таки через Instagram с президентом общаться не нужно».

Если посмотреть на выяснение отношений между лидерами англосаксонского мира, эта позиция выглядит обоснованной и разумной.