Путин и Трамп оказались на пороге корейского ракетно-олимпийского кризиса

Ким Чен Ыну и Трампу придется договориться, и Олимпиада может этому поспособствовать   1 декабря 2017, 11:08
Фото: Britta Pedersen/DPA/Global Look Press
Текст: Петр Акопов

Запуск северокорейской межконтинентальной баллистической ракеты «Хвасон-15» связал воедино две темы, которые станут главными на ближайшие два месяца, – Олимпиаду и политику США по ужесточению давления на КНДР. В этом клубке есть и третья составляющая – попытка отстранить Россию от Олимпийских игр. Такая адская смесь может быть чрезвычайно опасной. Или же «дать миру шанс».

Наступающая зима будет жаркой в геополитическом смысле. На фоне продолжающейся борьбы за власть внутри США Вашингтон довел корейский кризис до предела, отношения с Россией также находятся в крайне тяжелом состоянии.

И ко всему этому добавляется Олимпиада-2018, до которой осталось чуть больше двух месяцев и которая пройдет на том же Корейском полуострове, который благодаря американцам в последний год стал главным открытым нервом планеты. Корея, США, Россия – все сплелось вместе. И может рвануть?

Что происходит? Во-первых, КНДР возобновила испытания своих ракет – после двух с небольшим месяцев паузы. Пока шла пауза – носившая, на самом деле, технический характер – многие наблюдатели уже стали выстраивать оптимистические прогнозы. Ким специально держит паузу, демонстрируя американцам свою добрую волю, чтобы тем легче было начать переговоры. Это было наивным заблуждением – потому что даже если бы Пхеньян хотел что-либо продемонстрировать, то он за это время не увидел ни малейшего публичного встречного движения американцев (а оно важно, несмотря на любую тайную дипломатию). О чем говорить, если даже не были отменены намеченные на начало декабря внеочередные американо-южнокорейские военные учения – то есть откровенно провокационные действия, которые сами по себе делают невозможными никакие переговоры.

Так, запуск «Хвасона-15» был совершенно логичен, а вот прозвучавшее после него заявление Пхеньяна стало неожиданным. КНДР заявила, что завершила создание ракетно-ядерных сил – то есть сделала довольно тонкий намек на то, что в ближайшее время может не производить никаких запусков ракет и испытаний ядерного оружия. То есть, если американцы готовы начать движение в сторону переговоров, то у них есть прекрасный повод включиться в процесс. Например, отменить или отложить маневры – что лучше всего продемонстрирует Пхеньяну наличие у США доброй воли. Можно ли рассчитывать сейчас на это?

Увы, нет. Внутриполитическая ситуация не позволяет Трампу смягчать политику по КНДР, хотя у него и нет никакой альтернативы этому (военная все-таки не рассматривается). Трампу необходимо дождаться ухода из медиаповестки «русского дела», но его враги всеми силами тянут эту выдуманную историю. Если Трамп не может начать переговоры с КНДР, то он должен продолжать «политику громких угроз» – то есть обещать покарать Кима, вводить все новые санкции, давить на Пекин, апеллировать к Москве. При этом все понимают, что давить дальше уже некуда – Сергей Лавров прямым текстом сказал, что если США хотят уничтожить КНДР, то пускай так и говорят, Москва тогда будет действовать исходя из этого.

Старт новой корейской ракеты, уверенно достигающей уже даже не западного, а восточного побережья США, требует реакции Вашингтона – и она уже последовала. Как и отказ России поддержать новые санкции. Если Россия против – значит, она поддерживает плохого Кима, значит, с ней нужно вести себя жестко, говорят Трампу те, кто и так заблокировал все отношения между Вашингтоном и Москвой. Возражения Трампа о том, что если бы ему дали поладить с Путиным, то Россия помогла бы решить корейскую проблему, никто в США не слушает: не только потому, что «Россия вмешалась в наши внутренние дела», но и потому, что при чем здесь Россия, если сам Трамп все время говорит, что председатель Си должен решить корейскую проблему?

Однако буквально на днях может произойти событие, которое свяжет в глазах общественного мнения Россию и Корею. 5 декабря должно начаться заседание исполкома Международного олимпийского комитета, на котором среди прочего будет обсуждаться вопрос о допуске России на Олимпиаду в Пхенчхане. Борьба будет идти до последнего – и если шансы на полное отстранение нашей сборной от Игр невелики, то есть вероятность отстранения некоторых федераций спорта, то есть отрезание части нашей сборной. Это, по сути, будет равнозначно отказу от участия России в Играх – потому что после таких ограничений, скорее всего, будет принято решение вообще не отправлять сборную в Пхенчхан.

Сам факт проведения Олимпиады без России станет скандалом мирового уровня, а соединившись с кризисом вокруг Корейского полуострова, приведет к совершенно необычной картине. Получится, что 9 февраля 2018 года начнутся очень странные Олимпийские игры – они будут проходить без страны, победившей на предыдущей Олимпиаде, на полуострове, разделенном между двумя корейскими государствами. Одно из которых принимает Олимпиаду, а второе объявлено главной угрозой безопасности всего мира – то есть спортсменам предлагают приехать туда, где, если верить нагнетаемой американцами истерии, в любой момент может начаться война.

Еще в начале осени некоторые страны, например Франция, говорили, что не отправят своих спортсменов на Олимпиаду, если будет угроза их безопасности. Теперь к этой угрозе добавляется еще и возможное отсутствие одной из сильнейших сборных. Так зачем ехать?

На самом деле, никакой угрозы безопасности спортсменов в Пхенчхане нет – но парадокс в том, что американцам очень сложно это признать. Понятно, что КНДР не будет атаковать Южную Корею – не потому, что на Олимпиаду приедет ее сборная, но потому, что Пхеньян вообще обзавелся ракетно-ядерными силами для того, чтобы гарантировать свою безопасность, свою неприкосновенность, а не устраивать самоубийство собственного народа. И американцы не будут нападать на КНДР – не потому, что во время Олимпиады это делать не с руки, а потому, что они вообще не собираются нападать на Северную Корею. Да, это самая главная проблема всего этого несмешного спектакля, который весь мир наблюдает уже год – США не будут нападать на страну, являющуюся военным союзником Китая. Пекин обязан оказать Пхеньяну помощь в случае нападения на него кого-либо – и китайцы подтвердили эти свои обязательства.

Но даже если бы КНДР не была союзником КНР, США все равно не стали бы нападать на нее – и не потому, что боятся ее ракет с ядерными боеголовками. А потому, что в Южной Корее находятся несколько десятков тысяч американских солдат – тысячи из которых погибнут в первые же часы после начала новой корейской войны от «моря огня» северокорейской артиллерии.

И даже если бы американских войск не было на территории КНДР, США не напали бы на нее, потому что категорически против этого выступает Южная Корея. Президент Мун недавно заявил, что никакой новой корейской войны не будет.

Вот только проблема в том, что обо всем этом принято говорить вполголоса, а на полную мощность крутить воинственные заявления американцев о том, что «северокорейский режим будет уничтожен».

Однако Олимпиада становится моментом истины – если в Пхенчхане безопасно, значит, США блефовали?

Да, Вашингтону придется это признать, хоть и не в прямой форме. Приближение Олимпиады становится хорошим поводом для того, чтобы объявить о готовности к переговорам с Пхеньяном, к которым теперь, на самом деле, все уже готово. Ким завершил создание ракетно-ядерных сил, Пекин сделал вид, что он сделал все, что мог, для США в деле давления на КНДР (чтобы Трамп мог демонстрировать свой наступательный характер), Москва прямо заявила об отказе поддерживать новые санкции. Пора приступать к переговорам, на которых Россия и Китай будут главными посредниками между КНДР и США.

Это стало бы хорошим выходом из тупика. Но есть одна вещь, которая способна омрачить путь к переговорам. Это Олимпиада-2018 без России. В этом случае отношения России с США еще больше обострятся – Москва справедливо будет видеть за отстранением происки тех же англосаксонских элит, что атакуют нашу страну по всем фронтам все последние годы.

Впрочем, Дональда Трампа они ненавидят так же, как и Владимира Путина. Так что корейско-олимпийская тема вполне может из разделяющей двух президентов стать объединяющей.