В «деле Немцова» остается один вопрос

Заур Дадаев получил 20 лет лишения свободы вместо пожизненного срока, его подельники – от 11 до 19 лет заключения   13 июля 2017, 14:02
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС
Текст: Отдел политики

«То, что в достаточно приемлемые сроки дело было расследовано и закончилось обвинительным приговором, безусловно, радует», – подчеркнул зампред комитета Госдумы по безопасности Эрнест Валеев, комментируя приговор по делу об убийстве Бориса Немцова. Эксперты отмечают: когда стал ясен круг подозреваемых, общественный интерес к делу пошел на спад.

В Следственном комитете в четверг заявили, что продолжат сбор доказательств в отношении организаторов убийства Бориса Немцова.

«Остается один вопрос: кто еще обсуждал ситуацию вокруг готовящегося убийства»

Ранее в тот же день Московский окружной военный суд приговорил Заура Дадаева, признанного виновным в убийстве Немцова, к 20 годам заключения в колонии строгого режима. Соучастники Дадаева получили от 11 до 19 лет колонии.

«Обязательно будем обжаловать, это просто сумасшествие какое-то», – заявил РИА «Новости» адвокат подсудимых Заурбек Садаханов. Гособвинитель Мария Семененко пока не решила, будет ли обжаловать: «Несмотря на то, что гособвинение просило для Заура Дадаева пожизненное заключение, а суд дал 20 лет, вопрос... будет решен после того, как мы получим копию приговора».

Пятеро осуждены, один «самоликвидировался», один находится в розыске

Согласно вердикту присяжных, вынесенному 29 июня, фигуранты дела – Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев – были признаны виновными и не заслуживающими снисхождения. Шестой соучастник преступления Беслан Шаванов совершил самоподрыв во время задержания группы Дадаева 6 марта 2015 года.

Все осужденные приговорены к штрафу по 100 тыс. рублей. Эскерханов был лишен специального звания прапорщика, Дадаев – звания лейтенанта и ордена Мужества.

Вместе с тем в Кремле не раз заявляли, что в деле об убийстве Немцова необходимо найти не только исполнителя, но и заказчика. По версии следствия, предполагаемый заказчик и организатор преступления – бывший офицер батальона «Север» Руслан Мухудинов. С ноября 2015 года Мухудинов находится в международном розыске. Расследование в его отношении выделено в отдельное производство.

Как сообщает ТАСС, подсудимые говорили о непонимании своего наказания. «Бог вам судья», – сказал Эскерханов. «Мне непонятно, за что меня осудили», – сказал Шадид Губашев, отвечая на вопрос судьи Юрия Житникова.

За что осудили группу Дадаева

Как установило следствие, 27 февраля 2015 года около 11 часов утра Заур Дадаев и два его подельника Шаванов и Губашев, имея при себе оружие для стрельбы патронами калибра 9 мм, прибыли к дому по улице Малая Ордынка, где жил Немцов, «для проведения скрытого наблюдения».

Примерно в 21.45 того же дня, когда Немцов на автомобиле направлялся к ГУМу, члены группы продолжили слежку за ним.

Когда Немцов со своей знакомой Анной Дурицкой покинули здание ГУМа и пошли в сторону дома, Шаванов и Губашев дали сигнал Дадаеву.

Примерно в 23.30 Дадаев, следовавший за Немцовым и Дурицкой по пешеходной дорожке Большого Москворецкого моста, выстрелил в Немцова не менее шести раз. Адвокат Вадим Прохоров, представляющий интересы дочери оппозиционера Жанны Немцовой, признанной потерпевшей по уголовному делу, как и в прениях сторон, попросил оправдать Хамзата Бахаева, считая, что его участие в убийстве не было доказано. Присяжные, впрочем, пришли к обратному выводу. 

Ход процесса

В конце июня коллегия присяжных признала Дадаева виновным. Гособвинитель потребовала назначить Дадаеву пожизненный срок заключения.

Заметим, что в ходе предшествовавших судебных прений адвокат Вадим Прохоров (защищавший интересы потерпевшей – дочери Бориса Немцова Жанны) просил оправдать одного из подсудимых, Хамзата Бахаева. Адвокат указывал, что участие Бахаева в преступлении не доказано. Однако коллегия присяжных, изучив материалы дела, пришла к выводу о виновности этого подсудимого. 

Гособвинитель, прокурор Мария Семененко просила судью Житникова при вынесении приговора учесть ряд смягчающих обстоятельств. Губашев, Эскерханов и Бахаев представили справки о болезнях; Эскерханов и Бахаев – многодетные отцы. Что касается Заура Дадаева, то ему, на тот момент военнослужащему, удалось избежать дополнительного наказания в виде ограничения свободы (не путать с лишением свободы).  

Религиозный мотив исключен

«В ходе расследования проверялись показания обвиняемых Заура Дадаева и Анзора Губашева о том, что убийство Немцова совершено ими по мотивам религиозной ненависти, так как потерпевший поддержал карикатуры в отношении пророка Мухаммеда во французском журнале «Шарли Эбдо» в январе 2015 года», – сообщила агентству «Интерфакс» официальный представитель СК Светлана Петренко.

Однако собранные следствием доказательства полностью подтвердили «корыстный мотив обвиняемых в совершении убийства Немцова, то есть за обещанное вознаграждение в размере не менее 15 миллионов рублей».

Когда был определен круг подозреваемых, стала ясна «точка отсечения»

«Убийство Бориса Немцова вызвало серьезный общественный резонанс не только в России, но и во всем мире», – заметил в беседе с газетой ВЗГЛЯД первый зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев.

«И то, что сумели установить лиц, которые причастны были к этому преступлению, что в достаточно приемлемые сроки дело было расследовано и закончилось обвинительным приговором, безусловно, радует», – подчеркнул депутат. В этой связи он указал, что может оценивать общественное значение приговора по данному процессу только положительно.

Общественный резонанс имело скорее убийство Немцова, а не приговор Дадаеву и его подельникам, полагает директор центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин.

«Когда стал ясен круг подозреваемых, то общественный интерес к этому делу предсказуемо пошел на спад. Вопрос о том, сколько лет дадут тем подозреваемым, которые официально попали в поле зрения правоохранительных органов, не был интригой», – заметил политолог в беседе с газетой ВЗГЛЯД.

Он отметил, что относительно тех, кому вынесли приговор, остается один вопрос: кто еще обсуждал с ними ситуацию вокруг готовящегося убийства.

«Когда в первые месяцы после убийства был определен круг подозреваемых, сразу стала ясна так называемая точка отсечения в данном деле. После того как попытки найти более высокопоставленных подозреваемых не принесли успеха, все было ясно», – подчеркнул эксперт.