Почему Трампу с Кимом не дали Нобелевскую премию мира

Ким и Трамп остались без премии   5 октября 2018, 14:58
Фото: Susan Walsh/Reuters
Текст: Петр Акопов

Дональд Трамп и Ким Чен Ын не получили Нобелевскую премию мира за усилия по денуклеаризации Корейского полуострова, хотя их шансы рассматривались как наиболее предпочтительные. Вместо них норвежский комитет присудил премию хирургу из Конго и правозащитнице из Ирака за «усилия по прекращению использования сексуального насилия в качестве оружия войны и вооруженных конфликтов». Почему Запад продолжает пытаться не замечать Трампа?

Еще накануне объявления решения о лауреате букмекерские конторы и аналитики считали, что Нобеля дадут за Корею – то есть за начало процесса избавления Корейского полуострова от ядерного оружия.

Потому что сама тема угрозы войны в Корее из-за северокорейской ядерной программы была дико распиарена начиная с начала 2017 года – и прошедшие в этом году встречи лидера КНДР Ким Чен Ына с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином и президентом США Дональдом Трампом не только, как говорили раньше, «отодвинули угрозу войны», но и привели к действительно важным межкорейским соглашениям о демилитаризации границы между Северной и Южной Кореей.

Процесс их сближения будет долгим и трудным, да и Трамп еще может поиграть мускулами – не говоря уже о том, что реального отказа КНДР от ядерного оружия не будет как минимум до вывода американских войск из Южной Кореи – но вот тут-то бы Нобелевскому комитету и поддержать «движение в сторону мира». Отметить Кима и Муна, ну и Трампа заодно. Вариант премии на троих и рассматривался как наиболее реалистичный.

Впрочем, можно было дать премию и только двум корейским президентам, потому что они за три свои встречи действительно добились очень многого. К тому же, за все 46 лет периодически проводившихся межкорейских переговоров (иногда с паузой в 20 лет) ни один из них не был отмечен Нобелевской премией. То есть у Нобелевского комитета был хороший повод закрыть очень заметную дыру в перечне важных тем.

Конечно, был вариант дать премию за Корею одному Трампу – его выдвигали и отдельно – но всё-таки Трамп не Обама, которому в 2009-м премию дали просто за красивые слова. Трампа западная пресса изображает как «угрозу миру» – как же отметить такого?

Но в итоге не получилось ни премии на троих, ни даже премии на двоих, Киму и Муну – может быть, потому, что Ким в глазах Запада тоже страшный персонаж? Но в 70-х и 90-х премию давали за арабо-израильское урегулирование – сначала Бегину и Садату, потом Рабину и Арафату. Бегина называли террористом арабы, а Арафата – евреи. И ничего – премии получили. А сейчас что помешало?

Конечно, не одна лишь нелюбовь к Трампу – хотя она, скорее всего, сыграла главную роль в выборе норвежцев.

Норвегия (Нобелевская премия мира, в отличие от других Нобелевских премий, с 1901 года присуждается в Осло) вообще одна из самых отформатированных стран Запада – победившая толерантность и политкорректность, агрессивный феминизм, самоуничижение за свое прошлое, показательный прием мигрантов. Неслучайно именно в Норвегии появился Брейвик – сын активистки феминистического движения, принявшийся убивать мусульманских (и не только) мигрантов. Для «прогрессивных» норвежцев Трамп – это воплощение всего неправильного, агрессивный белый мужчина, враг женщин, мусульман, мигрантов и любых меньшинств. Не важно, что реальный Трамп и его политика не таковы – но таким его рисуют глобальные медиа и модераторы европейского общественного мнения. Поэтому Трампу премию давать нельзя. А кому можно? Можно дать тем, кто борется с Трампом.

Это, конечно, шутка – но в ней есть доля правды. Кампания #MeToo, активно раскручиваемая в последнее время на Западе, называет своей целью борьбу с сексуальным насилием против женщин – но под понятие «насилие» в соответствии с установками радикального феминизма подводится уже практически что угодно. Причем одной из наиболее желаемых жертв этой кампании должен был стать «мужлан и сексист» Дональд Трамп – но, к ярости его противников, ничего из этого не получилось. Однако сама кампания не стихает – наоборот, лишь набирает обороты.

Поэтому, хотя нынешние лауреаты Нобелевки и борются с реальным, а не выдуманным сексуальным насилием, само совпадение терминов заставляет задуматься об истинных целях норвежцев при присуждении премии.

Нобелевка-2018 присуждена хирургу из Конго Денису Муквеге и правозащитнице из Ирака Наде Мурад за «усилия по прекращению использования сексуального насилия в качестве оружия войны и вооруженных конфликтов».

63-летний Муквеге – конголезский гинеколог, директор госпиталя, в котором оказывалась помощь женщинам, ставшим жертвами групповых изнасилований, которые были частым явлением в ходе десятилетиями шедшей гражданской войны в бывшем Заире. Как пишут, он «оказал помощь тысячам женщин, некоторым из них по несколько раз, делая иногда более 10 операций в свой 18-часовой рабочий день». Муквеге считается крупнейшим современным специалистом в области лечения гинекологических травм и уже отмечен множеством наград – от французского Ордена Почетного легиона до премии ООН по правам человека, от премии Улофа Пальме до евросоюзовской премии имени Сахарова.

То есть этот человек уже удостоен всех возможных мировых наград – причем большинство из них вручено ему еще 10 лет назад. Сейчас никакой большой войны в Конго нет – так что дали просто, чтобы кому-то дать. Или кому-то не дать.

А 25-летняя Надя Мурад известна как иракская правозащитница, которая «пережила сексуальное рабство в ИГИЛ*» – и теперь она ведет работу «по привлечению внимания к жертвам сексуального насилия войны». Два года назад журнал Time включил ее в список 100 самых влиятельных людей мира 2016 года.

Что получается? Нобелевский комитет решил отметить важность борьбы с сексуальным насилием против женщин в ходе военных конфликтов – то есть сказать очередную банальность. Конечно, кто же будет спорить с тем, что насиловать, как и убивать, – это очень плохо и нужно бороться с этим? А уж тема борьбы за права женщин и вовсе одна из любимых у Нобелевского комитета – не далее как в 2011 году они присудили премию двум либерийкам и йеменке «за ненасильственную борьбу за права и безопасность женщин и участие в миротворческом процессе».

Вот только дело в том, что выступить против насилия над женщинами Нобелевский комитет мог абсолютно в любой год – а наградить того же доктора Муквеге было гораздо логичнее в 2009 году, потому что именно тогда он стал всемирно известен и получал массу европейских и международных премий. Но в 2009-м премию почему-то дали другому чернокожему – Бараку Обаме. Который к этому моменту был президентом США всего несколько месяцев и не успел сделать вообще ничего, кроме как произнести несколько пафосных речей. Впрочем, и вторжения в Ливию он тогда еще не организовал.

А сейчас Трамп, Ким и Мун имели все основания быть отмеченными премией – но ни Трамп не стал пятым президентом США – лауреатом Нобелевки, ни корейцы не удостоились внимания норвежцев. Впрочем, отрицательный результат – это тоже результат, гораздо более говорящий о тех, кто решил проигнорировать главное международное событие года.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"