В пылу борьбы с американскими санкциями Россия рискует наказать саму себя

В Крыму до сих пор нет Сбербанка и не действуют главные российские операторы сотовой связи   20 апреля 2018, 18:55
Фото: Константин Чалабов/РИА «Новости»
Текст: Антон Крылов

Спикер Госдумы Вячеслав Володин предложил ввести ответственность – вплоть до уголовной – за исполнение санкций США на территории России. Классический пример подобного – отказ той или иной компании от деятельности на территории Крыма. Но не может ли случиться так, что подобная мера принесет стране больше вреда, чем пользы?

Как говорится на сайте Госдумы, на встрече с представителями деловых и экспертных кругов спикер нижней палаты парламента Вячеслав Володин высказался в пользу привлечения к ответственности тех, кто в своей деятельности на территории России руководствуется антироссийскими решениями иностранных государств. Проще говоря, соблюдает режим антироссийских санкций.

«В России мы должны жить по российским законам», – подчеркнул Володин. 

С этим утверждением не поспоришь. В 1990-е годы Россия признала приоритет международных договоров над национальным законодательством, но 15 декабря 2015-го Владимир Путин подписал закон, согласно которому Конституционному суду РФ разрешается признавать неисполнимыми решения международных судов, в первую очередь Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), в случае их противоречия российской Конституции. Таким образом, примат национального права был восстановлен

В настоящее время никакой ответственности за следование западным санкционным ограничениям на российской территории нет. Это позволяет Сбербанку и ряду других банков с наличием иностранного капитала не работать в Крыму, операторам «большой четверки» – не разворачивать на полуострове собственных сетей и так далее. Регион, на территории которого уже четыре года действует российское законодательство, для многих отечественных компаний (в том числе принадлежащих государству) остается «особой территорией».

Потому что, если эти компании начнут игнорировать введенные США и Евросоюзом санкции против Крыма, они рискуют лишиться иностранного финансирования, а также возможности размещать свои акции на западных биржах и вести экономическую деятельность в США, Евросоюзе, Японии и ряде других стран.

Для них это невыгодно. В свою очередь регулирующие органы «приподзакрывают» глаза на то, что некоторые российские и международные компании в своей деятельности игнорируют равноправный российский регион.

Если законопроект, о котором говорит Володин, будет принят, банкам, сотовым сетям, ретейлерам и другим компаниям станет сложнее игнорировать Крым. Но если они перестанут игнорировать Крым, им будет крайне сложно работать на международных рынках.

Встает вопрос – что выгоднее для государственных компаний и для государства как их владельца: строгое соблюдение подобного закона или возможность продолжить работу на богатых и перспективных западных рынках?

Аналогичный вопрос встанет и перед иностранными инвесторами. Например, сейчас «Сименс», чьи турбины оказались в Крыму вопреки санкциям, успешно изображает возмущение и озабоченность, поэтому ни с какими штрафами и ограничениями со стороны США не сталкивается. В случае принятия закона об уголовной ответственности за следование санкционному режиму такая возможность у «Сименса» исчезнет: он должен будет или поставлять свою продукцию без каких-либо ограничений, или полностью уйти из России.

Отсюда вопрос – готовы мы остаться без новых «Сапсанов» и «Ласточек» или нет?

Безусловно, если США раскрутят санкционный маховик до такой степени, что нашим компаниям и банкам станет в принципе невозможно работать с западными «партнерами», подобный закон попросту зафиксирует уже сложившуюся ситуацию. А если не раскрутят, не окажется ли Россия в хрестоматийной ситуации «выстрела в собственную ногу»?

Конечно, государство должно поддерживать работников (именно работников, а не собственников) тех предприятий, которые попали под санкции.

Если российский банк отказывается кредитовать российское предприятие на основании американских ограничений, это пренебрежение отечественным законодательством и первый шаг к утрате суверенитета. Но если выдача кредита будет означать для банка потенциальное банкротство, ему дешевле подвергнуться наказанию, чем закрыться.

А неработающий закон – это уже удар по репутации государства.

Таким образом, инициатива спикера Госдумы требует тщательной проработки и изучения вероятных последствий для российской экономики. Возможно, в документе следует предусмотреть исключения для компаний с международным участием, зависящих от иностранного финансирования. Возможно, исключений быть не должно, но компании, отказывающиеся работать с крымчанами или другими попавшими под санкции людьми и организациями, будут обязаны платить необременительный, но ощутимый штраф, который станет целевым образом тратиться на развитие Крыма и городов, в которых расположены подсанкционные производства.

«Цифровая экономика», о критической важности оперативного перехода к которой неоднократно говорил президент России, – это не только повсеместное внедрение информационных технологий. Это еще и гибкость национального законодательства, его способность оперативно меняться в зависимости от вызовов времени и адаптироваться к сложившейся ситуации.

Россия должна предпринять все меры для того, чтобы защитить свою экономику и своих граждан от негативных последствий иностранных санкций. Среди этих мер могут быть разрешительные и запретительные. Самое главное – тщательно просчитать последствия каждой, как тактические, так и стратегические, и только после этого принимать юридически обязывающие решения.