При вербовке депутата Госдумы ФБР нарушило законы разведки

Депутат Юмашева возмущена действиями ФБР   8 октября 2019, 20:00
Фото: Владимир Гердо/ТАСС
Текст: Евгений Крутиков

Депутат Госдумы Инга Юмашева вернулась в Москву после поездки в США, где прямо во время прохождения паспортного контроля столкнулась с безобразным поведением сотрудников ФБР. Депутата пригласили побеседовать – и беседа эта очень напоминала весьма примитивную попытку вербовки. А это, в свою очередь, вызывает массу вопросов о том, почему ФБР действовало именно таким образом.

Депутат Госдумы Инга Юмашева считает свой допрос в аэропорту Нью-Йорка и невыдачу виз членам российских делегаций для поездок на Генассамблею ООН и на форум «Диалог Форт-Росс» тенденцией в отношениях между Россией и США. Об этом она заявила в эфире телеканала «Россия 24».

По ее словам, российская сторона должна продолжать попытки выстроить конструктивное взаимодействие с Вашингтоном и не «поддаваться на такого рода провокации». Парламентарий отметила, что следует разделять «американский народ с богатой историей, с традициями и действия узких политических кругов, отдельных лиц, которые преследуют свои интересы, пиарятся на российской теме и пытаются как-то заработать на этом очки». «К сожалению, это норма, мы должны смотреть в будущее», – заключила Юмашева.

На прошлой неделе российский посол в США Анатолий Антонов сообщил, что по прибытии в США для участия в форуме «Диалог Форт-Росс» Ингу Юмашеву провели в отдельную комнату в аэропорту и забрали документы. Затем представившийся сотрудником ФБР человек в течение часа задавал ей «неясные и неприемлемые вопросы», а после предложил продолжить общение в кафе в неформальной обстановке.

Министерство иностранных дел назвало допрос Юмашевой «очередной враждебной акцией против России» и выразило Вашингтону протест. Федеральное бюро расследований США, в свою очередь, отказалось комментировать инцидент, переадресовав вопрос Госдепартаменту, что выглядит очень странно.

Аналогия или простое сопоставление с историей с невыдачей виз сотрудникам российского МИДа, ехавшим в Нью-Йорк на Генассамблею ООН, тут неуместны. Дело в том, что выдачей виз в консульском отделе посольства США в Москве занимается Госдепартамент, и этим людям по большому счету все равно, кому они выдали визу или не выдали, если нет особых на то указаний. То есть многочасовые стояния в очереди в посольство, номерки на ладошках, хамство охранников и самих сотрудников консульства – если вы все это вытерпели, это еще не гарантирует вам благополучного пересечения границы уже непосредственно в каком-нибудь американском аэропорту.

Действия Госдепа и консульского отдела посольства никак не связаны с активностью ФБР или, скажем, Департамента по контролю за оборотом алкоголя, табака и огнестрельного оружия. У них собственные базы данных и отдельные представления о добре и зле и гранях прекрасного. Сколько было случаев, когда благополучно получившие визу россияне точно так же, как Инга Юмашева, оказывались в «переговорной комнате» в аэропорту на пару часов в сомнительной компании сотрудников ФБР с таким же результатом на выходе. Ничего вроде не случилось, но осадок остался.

И именно потому «молчание ягнят» из ФБР и их ссылки на Госдеп выглядят уже не просто странно, а некомпетентно. Поводом к такой пограничной активности ФБР может быть что угодно. Например, в прошлой жизни вы могли осуществить какой-нибудь банковский перевод, который показался американским мониторинговым службам сомнительным (опять же только highly likely), и вы уже навсегда в какой-нибудь базе ФБР. А сейчас можно просто что-нибудь в соцсетях не так сказать – этого будет достаточно для проведения «проверки на границе».

Другое дело, что речь идет о депутате парламента и обладателе дипломатического паспорта, приехавшем в США по официальному приглашению на официальную же конференцию. Такой грубый и абсолютно непрофессиональный вербовочный подход надо как-то объяснить.

На тех сотрудников ФБР, которые устроили этот цирк, хочется посмотреть вблизи. Чем они руководствовались, задерживая Юмашеву и рискуя сорвать ей пересадку на рейс до Сан-Франциско? И особенно – предлагая ей сходить в кафе, чтобы в «неформальной обстановке» обсудить ее видение развития российско-американских отношений? Ее внешностью? Но тогда действия сотрудника ФБР граничат с харрасментом, за который он может вылететь с работы.

Да и вообще, кто ты такой, чтобы обсуждать с тобой развитие российско-американских отношений? Если целью было сорвать поездку Юмашевой на форум «Диалог Форт-Росс», тогда можно было просто «потерять» ее багаж или устроить что-то более неприличное, но без такого странного вербовочного захода.

Конечно, в разведывательной практике существует система постоянного давления, когда вновь приезжающие в страну сотрудники дипломатических или некоторых иных подозреваемых миссий вдруг оказываются под прессом странных и немотивированных бытовых проблем. Так проверяют на живучесть: если человек ломается, начинает нервничать и страдать, то с ним можно и дальше работать в плане потенциальной вербовки. Но такая практика применима к штатным сотрудникам дипломатических миссий, а никак не к публичным фигурам, к которым относятся депутаты парламента. Так давить на Юмашеву не было смысла. Через два дня она все равно вернулась бы в Москву, и больше вы бы с ней никогда не столкнулись.

Если же это действительно был такой необычный вербовочный подход, то возникает много вопросов к профессиональной пригодности сотрудников ФБР. Вообще вербовочные подходы никогда не совершаются с наскока, им в обязательном порядке предшествует длительная разработка потенциального клиента. Выясняются особенности его характера, привычки, образ жизни, связи, контакты, семейные обстоятельства.

Нет никаких сомнений, что сотрудники ФБР и ЦРУ так или иначе обладают установочными данными на всех российских депутатов парламента и чиновников вплоть до муниципального звена. В прежние времена досье начинали составлять еще на студентов советских и российских профильных вузов – мало ли что из этого молодняка затем вырастет. Что такое в биографии или характере Инги Юмашевой могло спровоцировать сотрудников ФБР на столь грубое и неадекватное решение?

Да ничего. Поведение сотрудников американского разведывательного сообщества жестко регламентировано сотнями специальных протоколов поведения, среди которых подготовка и проведение вербовочных подходов – это целые отдельные тома. Вполне возможно, что речь идет просто о самодеятельности кого-то из низовых сотрудников. Тем более что есть данные, что общение с Юмашевой в специальной комнате в аэропорту прерывалось – фэбээровец куда-то выходил совещаться и только после этого «пригласил в кафе». Или же американская контрразведка действительно настолько берега в тумане потеряла, что уже полностью перестала ориентироваться на местности. Только этим можно объяснить такое вопиющее пренебрежение даже не нормами международного права (к этому все уже стали привыкать), а к собственным внутриведомственным инструкциям.

Дело даже просто в практической стороне вопроса. Ну допустим, что условная Юмашева вдруг согласилась бы «сходить в кафе» после того, как ее на виду у встречающих сотрудников российского посольства полтора часа продержали в комнате для допросов. Вот как, где и когда сотрудники ФБР рискнули бы после этого организовать эту беседу? Это уже технически невозможно. Даже впоследствии в Москве. Ее даже просто дискредитировать таким образом не удалось, не то что установить контакт на будущее.

Если же в ФБР почему-то считают, что таким вот примитивно-ломовым способом можно подкатить к любому российскому парламентарию или чиновнику, то пусть, конечно, так считают. Другой вопрос, на каком основании они позволяют себе так считать. Или у них есть какой-то положительный опыт в этом вопросе, или просто распоясались. В равной степени возможно и то и другое.

Но если это все-таки был акт примитивного давления с целью сократить посещение российскими официальными лицами мероприятий типа «Диалог Форт-Росс», то это уж совсем странно. Иными словами, ФБР следовало бы задуматься о компетентности своих кадров. Что-то уже совсем не так в этом королевстве.