Почему Эрдоган просит боеприпасы у Трампа?

   4 марта 2020, 20:45
Фото: REUTERS/Umit Bektas
Текст: Виктор Сокирко

Всего несколько недель боев – и у Турции, похоже, подходят к концу боеприпасы. Турецкая армия ведет активные боевые действия в сирийской провинции Идлиб с конца января 2020 года, используя при этом огонь артиллерии, танков, стрелкового вооружения и авиации.

По крайней мере, сложно понять иначе слова турецкого президента Эрдогана. Он заявил, что запросил у президента США Дональда Трампа поддержку боеприпасами в связи с турецкой военной операцией в сирийском Идлибе. То есть за месяц с небольшим Эрдоган израсходовал большую часть своих боеприпасов? Закончились ли у Турции снаряды и патроны – и вообще, сколько они потратили на эту войну, в том числе с точки зрения финансовых расходов?

Короткий ответ – расход боеприпасов даже в таком, средней интенсивности боевом конфликте крайне высок. И обходится это любой стране очень дорого.

«Просьба о поддержке Турции боеприпасами со стороны США – это в большей части политическая игра, – заявил газете ВЗГЛЯД полковник Анатолий Матвейчук, который долгое время служил в Сирии военным советником. – Эрдоган намекает, что его страна также является страной НАТО и вправе рассчитывать на военную помощь. Тем более, что и сам Дональд Трамп накануне предлагал «подкинуть» патронов. Сейчас стороны нашли взаимопонимание, за которым, надо полагать, последует и требование взаиморасчетов – по тем же американским ЗРК «Патриот», истребителям F-35, с одной стороны, и российским ЗРС С-400, поставленным в Турцию, с другой».

Что касается расхода боеприпасов для стрелкового вооружения турецкой армии, то он закладывается при активных боевых действиях в расчете пять-шесть БК (боекомплект) на солдата в сутки. В один БК входит 450 патронов. Значит, один военнослужащий выстреливает в среднем 2500 патронов в сутки. Точный подсчет можно сделать, зная численность солдат, участвующих в боевых действиях. Стоит иметь в виду, что турецкая армия еще и поставляет боеприпасы исламским боевикам, которых активно поддерживает. По нормам снабжения у каждого пехотинца под рукой должно находиться три БК и еще один в запасе – это и носимый комплект, и тот, что находится непосредственно на бронетехнике или сопровождающих автомобилях снабжения. Остальное подвозится из более глубокого тыла.

Расклад по артиллерии таков: на одно орудие, самоходную установку закладывается расход в три-четыре БК в сутки. Здесь БК составляет 1500 снарядов. Предположительно, сейчас Турция использует порядка 72 артиллерийских систем из состава дивизионов, входящих в штат оперативных бригад. Соответственно, за один день активных боевых действий выпускается около 400 000 снарядов. При каждом орудии непосредственно на позициях или в боевой транспортной машине должно находиться полтора-два БК, остальные подвозятся по мере необходимости из близлежащих районов. Соответственно, можно предположить, что Турция израсходовала за время боевых действий в Идлибе не менее четырех миллионов снарядов – если мерить в железнодорожных составах, то их счет идет на десятки, трейлерами – на сотни.

У турецкой армии есть возможность доставлять боеприпасы в Идлиб со своей территории. Транспортные машины подвозят снаряды, ракеты и патроны достаточно регулярно. Запасов этого «добра» у Анкары предостаточно, хотя и они, конечно, не бесконечны, но их хватит на длительное время. Тем не менее это весьма дорогое удовольствие.

К слову, турецкие военные арсеналы взрываются с не меньшей регулярностью, чем, например, в России. Несколько мощных взрывов произошло на складе боеприпасов на юге Турции близ границы с Сирией в августе 2019 года. Инцидент случился в городе Рейханлы (провинция Хатай), за серией взрывов начался пожар, который уничтожил как сами боеприпасы, так и инфраструктуру арсенала. Тем не менее очередной военный конвой, состоящий из гаубиц и платформ с танками, который несколько дней назад прибыл на границу с Сирией в Рейханлы, не стал здесь задерживаться и проследовал в направлении Идлиба. Такие колонны здесь замечают регулярно. И приходят они из отдаленных районов Турции.

А вот у ВВС Турции нет необходимости устраивать аэродромы «подскока» на сирийской территории. Основная ударная мощь турецкой боевой авиации – модернизированные истребители F-16C/D blok 50 и 50+, общее число которых составляет более 200 машин, и они легко долетают до Сирии для нанесения ударов с аэродромов постоянной дислокации. Основной из них – авиабаза Инжирлик, которая эксплуатируется с ВВС США. Помимо неё турецкие самолеты из состава 1-й тактической воздушной армии используют авиабазы Мюртед, Эскишехир, Балыкесир и Бандырма. 2-я ТВА использует авиабазы Диярбакыр, Мерзифон и Эрхач. Общее количество боевых самолетах на них – 330 штук. С любого аэродрома Идлиб находится в зоне досягаемости. Но авиационные боеприпасы существенно, иногда на порядки дороже тех, что использует сухопутная армия. Особенно если это корректируемые или высокоточные боеприпасы.

В итоге все эти «военные игры» Эрдогана влетают в копеечку (куруш) турецкому бюджету. И как раз самая расходная часть – это стоимость боеприпасов, которые вколачиваются в сирийскую землю в Идлибе. На сколько еще хватит боезапаса и денег на него?

Если взять опыт ведения боевых действий советских войск в Афганистане, то один день обходился ОКСВА в 650 000 тогдашних рублей – огромная по тем временам сумма. Сейчас это можно оценить в несколько миллионов долларов. Можно предположить, что нынешние расходы Турции в Идлибе сопоставимы с этими суммами.