Выбор «Великих имен России» принес поразительные результаты

В голосовании приняли участие 5,5 млн человек   4 декабря 2018, 22:30
Фото: великиеимена.рф
Текст: Дмитрий Бавырин

По итогам конкурса «Великие имена России» предполагалось переименовать в честь знаменитых личностей 47 аэропортов. Итоги таковы: пять названий под вопросом, а страна отказала в поддержке великим писателям и советским маршалам, предпочтя им художников и монархов. При этом некоторые регионы заметно выделяются на общем фоне.

Результаты голосования в ряде случаев можно назвать предварительными, а с юридической точки зрения последнее слово при переименовании остается за президентом. В остальном россияне свой выбор сделали. И этот выбор может многих удивить.

Физики гнут лириков

Первое, что обращает на себя внимание, – триумф «людей науки»: ученых, исследователей, инженеров, изобретателей и конструкторов (особенно тех, кто связан с авиацией и космонавтикой): Владимир Шухов (Белгород), Дмитрий Менделеев (Тюмень), Игорь Курчатов (Челябинск), Константин Циолковский (Калуга), Иван Губкин (Новый Уренгой), Николай Урванцев (Норильск), создатель вертолетов «Ка» Николай Камов (Томск).

Сергей Королев победил дважды – в Самаре и в Москве (Внуково), но столице пришлось уступить «запасной столице» из-за меньшего числа поданных голосов, и теперь Внуково ждет повторного голосования. Михаил Ломоносов тоже дважды – в той же Москве и в родном Архангельске, но на сей раз преимущество осталось за городом, где расположен МГУ. Еще один дважды победитель – первооткрыватель нефтяных и газовых залежей Сибири Фарман Салманов, которому отдали приоритет в Нижневартовске и в Сургуте (имя досталось Сургуту).

Представлять Королева и Ломоносова кому-либо бессмысленно, а вот о человеке, чья деятельность обеспечила страну колоссальными средствами, отдельно упомянуть стоит. Хотя бы потому, что нефть в Сибири Салманов нашел, «сломав систему» – прямо пойдя против воли начальства и рискуя для себя очень многим. В историю он вошел не только открытием полутора сотен месторождений, но и афористичной телеграммой на имя Хрущева: «Я нашел нефть. Вот так, Салманов».

На Дальнем Востоке очевидно преимущество путешественников-первооткрывателей – тоже, в общем-то, ученых и исследователей: Владимир Арсеньев (Владивосток), Витус Беринг (Петропавловск-Камчатский), Геннадий Невельской (Хабаровск).

В отличие от «людей науки», «люди культуры» выступили откровенно слабо. Победа «нашего всего» Александра Пушкина в случае московского Домодедово – предсказуемое и понятное исключение, только подтверждающее правило. Даже один из наиболее читаемых русских писателей (как в России, так и в мире) Антон Чехов в Южно-Сахалинске с трудом и только на «фото-финише» обошел хабаровского триумфатора Невельского.

Отдельная история – Михаил Лермонтов. Он тоже дважды победитель – в Минводах и в Пензенской области, где расположена его мемориальная усадьба Тарханы. Оба случая – рекордсмены конкурса по количеству проголосовавших (примерно по 300 тысяч). Два региона развязали жесткую борьбу за имя классика, и то, что Пенза в семь раз больше Минвод, не отменило ее поражения: в голосование активно включился весь Северный Кавказ, поскольку главным конкурентом Лермонтова выступал покоритель местных народов Алексей Ермолов.

Однако даже знаменитый сказочник Павел Бажов – абсолютно культовая для Урала фигура – проиграл основателю горнозаводской промышленности региона Акинфию Демидову. Хуже писателей выступили только композиторы, режиссеры и артисты, но у последних есть две достаточно оригинальные победы – Дмитрий Хворостовский (Красноярск) и Владимир Высоцкий (Магадан). Да, Высоцкий победил в основном из-за песни «Мой друг уехал в Магадан», но это не важно, раз речь идет о человеке масштаба Высоцкого.

И по-настоящему удивительно, что на таком фоне огромная поддержка была оказана художникам – людям, далеким от авиации и науки, но открывающим перспективы для дизайнеров, которым теперь предстоит оформлять переименованные аэропорты. В Астрахани взял верх любитель пышных русских форм Борис Кустодиев, обойдя Петра I и маршала авиации Николая Скоморохова. В Симферополе маринист Иван Айвазовский с большим отрывом опередил Екатерину II, присоединившую к России Крым. Русский мистический визионер Николай Рерих вышел вперед в соревновании с другим художником – Григорием Чорос-Гуркиным, а Василий Суриков в Красноярске лишь чуть-чуть уступил Хворостовскому.

Гражданские побеждают военных

Еще одна неожиданность голосования – откровенно слабая поддержка военных кандидатур. Прогнозы (а местами и опасения), что результаты конкурса внесут в гражданскую топонимику милитаристский акцент, не оправдались.

Триумф гениального полководца, генералиссимуса и «отца солдатам» Александра Суворова в Ставрополе вряд ли вызовет вопросы. Но в числе победителей не оказалось ни одного из маршалов Победы. При этом Георгий Жуков, отношение к которому в среде российских историков крайне неоднозначное, проиграл четырежды – в Москве, Волгограде, Калуге и Екатеринбурге.

В этом смысле по-особому приятна победа генерала Дмитрия Карбышева в Омске – городе, применительно к которому говорили в основном о Егоре Летове (результат лидера «ГрОб» – 8% голосов). Однако стоит отметить, что Карбышев не только выдающийся патриот, героически погибший в концлагере от пыток и восхитивший своей принципиальностью даже нацистов, но также ученый и инженер, что соответствует главному тренду.

Тезис о слабых результатах военных необходимо дополнить уточнением, что к летчикам этот тезис, конечно, не относится: в Нижнем Новгороде предсказуемо победил Валерий Чкалов, в Новосибирске – Александр Покрышкин. Кроме того, аэропорт Анапы будет носить имя испытателя Владимира Коккинаки.

Выбор в пользу еще одного летчика – Алексея Маресьева – в Волгограде можно назвать политкорректным, можно трогательным. В 1942 году, после вынужденной посадки истребителя и долгих попыток выбраться к своим, ему были ампутированы обе ноги, но Маресьев вернулся за штурвал и сбил даже больше немецких самолетов, чем успел до ранения. Учитывая особую значимость Волгограда (точнее – Сталинграда) для русской истории, переименование местного аэропорта в честь прототипа героя «Повести о настоящем человеке» выглядит чрезвычайно символично.

Что же касается космонавтов, основных «звезд» разобрали заранее, в их честь уже названы аэропорты, которые не участвовали в конкурсе: Юрий Гагарин в Саратове, Алексей Леонов в Кемерово, Герман Титов в Барнауле. Теперь к этому списку добавились еще двое – Андриян Николаев в Чебоксарах и Виталий Севастьянов в Сочи.

Монархисты бьют красных

Примечательно, что при общей непопулярности переименований в честь военных (даже военные летчики гораздо чаще проигрывали, чем выигрывали) россияне отметились красноречивым имперским выбором на важных для страны рубежах.

Так, аэропорт Благовещенска переименуют в честь генерал-губернатора Николая Муравьева-Амурского – основателя Хабаровска и Владивостока, а главное – инициатора возвращения в состав России Амура, прежде переданного Китаю.

По соседству с землями Малороссии (а точнее – в Краснодаре, о присоединении которого к Украине мечтают киевские националисты) аэропорт переименуют в честь Екатерины II, как бы подчеркивая, о чьей истории и чьих землях в данном случае идет речь. Еще более наглядным в этом смысле был бы аэропорт имени Екатерины Великой в Крыму, но сами крымчане предпочти Айвазовского, им виднее.

Наконец, о тыле блока НАТО: аэропорт Калининграда получит имя императрицы Елизаветы Петровны, при которой в эпоху Семилетней войны Кенигсберг впервые стал частью России. Тогда же Иммануил Кант – главный конкурент императрицы на конкурсе, вызвавший наиболее громкие споры – подал ей прошение о зачислении на должность ординарного профессора. Рейтинг проекта The Pantheon, анализирующего цитируемость исторических лиц в электронных энциклопедиях и – на этой основе – их вклад в культуру, настаивает, что Кант – самый упоминаемый человек из всех, кто когда-либо был российским подданным. Возможно, современной России стоило бы зацепиться за раскрученный бренд, благо основания для этого имеются, однако калининградцы расценили по-своему, сделав акцент на политике.

Еще один исторический и идеологический бой, отразившийся в огромном числе проголосовавших, произошел в Мурманске, где Николай II все-таки одолел Ивана Папанина. Фигура императора-мученика объективно относится к тем, которые разделяют общество – оценки его личности полярны. Но последнего из Романовых активно поддерживали монархисты и священники, напоминая, что он, во-первых, основал Мурманск (тогда – Романов-на-Муроме), а во-вторых, именно при нем началось развитие российской авиации.

В пику белым сторонники красных агитировали за знаменитого полярника Папанина – при ближайшем рассмотрении фигуру не менее разъединяющую. До своих исследований Арктики он прославился как один из организаторов «красного террора» в Крыму и комендант Крымской ЧК, назначенный на этот пост Розалией Землячкой (также известной по воспоминаниям современников как «ведьма»).

В других регионах монархи тоже выступили убедительно, разнообразив привычно советскую топонимику РФ и легко выигрывая у персонажей из истории СССР. В числе особо оригинальных случаев выделяется княгиня Ольга во Пскове. И так уж получилось, что княжеские и монаршьи особы – единственные женщины в числе победителей. Первая в мире женщина – капитан дальнего плавания Анна Щетинина уступила Арсеньеву во Владивостоке, а Евдокия Бочарова – командир ночного бомбардировочного полка времен ВОВ – Екатерине II в Краснодаре. Несмотря на казацко-патриархальный имидж Кубани, там сложился «женский финал».

Петр I из тех, кто победил дважды – в Санкт-Петербурге и в Воронеже. Но воронежцам первый российский император оказался нужнее – за него подали голоса 85 тысяч человек против 62 тысяч в Питере. Это даже больше, чем общее количество проголосовавших в Волгограде, который по населению примерно равен Воронежу.

Теперь Петербургу, а также Пензе, Архангельску, Нижневартовску и московскому Внуково предстоит новое голосование. Но и эти результаты не окончательные – окончательное решение примет Владимир Путин, а организатор конкурса – Общественная палата – оставила за собой право пересмотреть некоторые «спорные случаи». Об одном из них – ниже.

Этнический колорит

В национальных образованиях своя атмосфера. Если в большинстве областей с преимущественно русским населением поддерживали деятелей, внесших значительный вклад в историю России, в развитие своего региона или в авиакосмическую отрасль, то в республиках и автономных округах поперек всех трендов голосовали за поэтов и писателей. То есть людей, чья значимость апеллирует к этническому началу, ведь главный объединяющий фактор для этноса – это язык. Язык, на котором написаны стихи и повести о красотах малой родины и народном быте.

Подобное нельзя (да и не хочется) называть сепаратизмом, но именно поэты часто получают политическое измерение как главные символы сперва этноса и национальности, а потом уже страны и нации. Отсюда, например, культ Тараса Шевченко, Ивана Франко и Леси Украинки на Украине.

Все это не относится к Чебоксарам (Чувашия), где с хорошим запасом победил «народный чуваш СССР» и третий советский космонавт Андриян Николаев. Но превалирование этнического над общенациональным начинает прослеживаться уже в Сыктывкаре (Коми), аэропорт которого будет носить имя Петра Истомина. Фамилия этого участника Первой мировой и Гражданской войн в России малоизвестна, но Истомин первый летчик – коми по национальности. Знаменитого на весь мир ученого – социолога, философа, автора одного из первых русских учебников по общей теории права Питирима Сорокина он обошел уже на первом этапе конкурса.

В башкирской Уфе лидером стал поэт Мустай Карим, оставив далеко позади боевого летчика и дважды героя СССР Мусу Гареева. А в татарстанской Казани аэропорт переименуют в честь поэта Габдуллы Тукая. Он тоже победил с большим отрывом, и не кого-нибудь, а легендарного авиаконструктора Андрея Туполева, наладившего производство своих «Ту» как раз в Казани. Вице-спикер Госсовета Татарстана Римма Ратникова заявила «Коммерсанту», что за Тукая «агитировала всех своих знакомых», поскольку он – «объединяющая всех татар великая личность». Очень хорошо, но не стоит забывать, что русские – это 40% населения Татарстана.

Совсем иначе выделяется еще один татарстанский аэропорт, обслуживающий Набережные Челны и Нижнекамск. Теперь он будет носить имя Николая Лемаева. Под руководством Лемаева построены и этот аэропорт, и сам город Нижнекамск, и промышленный гигант «Нижнекамскнефтехим». Это можно считать наглядным примером благодарности земляков, да и вообще – более удачную кандидатуру придумать трудно.

Основоположник якутской советской литературы Платон Ойунский, как не трудно догадаться, стал триумфатором в Якутске. А аэропорт чукотского Анадыря назовут в честь писателя Юрия Рытхэу, автора сборника рассказов «Чукотская сага» и трилогии «Время таяния снегов». На начальном этапе конкуренция у самого известного чукчи на планете была не очень сильная, он соперничал даже с оленеводом (это не этнофолизм, а профессия), но в конце концов обошел и космонавта Павла Виноградова, выходившего в открытый космос в возрасте под 60 лет, и военного летчика Тимофея Елкова, погибшего в 1944-м.

Также отметим, что голосование в национальных республиках было чрезвычайно активным. За новое название аэропорта Уфы проголосовало в полтора раза больше человек, чем за выбор названия аэропорта Санкт-Петербурга, и вдвое больше, чем по московскому Внуково.

В случае Горно-Алтайска – столицы и единственного города Республики Алтай, где проживают всего 63 тысячи человек – проголосовавших даже больше, чем в случае Уфы (больше только в Пензе и в Минводах с их спором за Лермонтова, а также в некогда украинском Симферополе). Это – последствие затяжной «дуэли» между имеющим мировую известность русским художником Николаем Рерихом и местным самородком-телеутом Григорием Чорос-Гуркиным (Чорос – это его род), некогда арестованным колчаковцами за сепаратизм, бежавшим в Монголию и Тыву, а в 1937 году расстрелянным по обвинению в организации подпольной националистической группы (впоследствии реабилитирован).

Все это ни в коем случае не говорит о том, что конкурс «разделил страну» или отдельные ее города. Напротив, очень хорошо, что он получил настолько живой отклик, а споры вокруг тех или иных деятелей, как и соревнование общегосударственного патриотизма с региональным, – явления нормальные и по большому счету благие. Выбор народа таков, каков он есть, и его необходимо уважать, благо выражен он прозрачным и демократическим способом.

Однако это голосование можно воспринимать и как источник социологических данных, делая определенные выводы о приоритетах населения в тех или иных регионах. Включая приоритет гражданского над военным, практического над духовным и этнического над российским.