Ночной полет над морем оказался слишком сложным для асов «Камова»

Вертолет Ка-29 зарекомендовал себя как надежная машина с простым управлением   13 апреля 2018, 23:20
Фото: Павел Львов/РИА Новости
Текст: Алексей Нечаев,
Андрей Резчиков

Летчик-испытатель фирмы «Камов» Виталий Лебедев, который погиб при падении Ка-29, был профессионалом высочайшего класса. На это обратил внимание известный испытатель вертолетов, комментируя трагический инцидент на испытаниях десантного корабля «Иван Грен». Что привело к падению боевого вертолета – технические проблемы, ошибки экипажа или иная причина?

Накануне ночью во время испытаний нового большого десантного корабля (БДК) «Иван Грен» близ берегов Калининградской области произошла авиакатастрофа. Транспортно-боевой вертолет Ка-29 упал в мореПогибли два летчика. Позже стало известно, что это были не пилоты морской авиации, а летчики-испытатели «Камова».

Как сообщил газете ВЗГЛЯД начальник службы безопасности ОАО «Вертолеты России» летчик-испытатель вертолетов Герой Советского союза Гурген Карапетян, по его сведениям, командиром был Виталий Лебедев, «высочайшего класса профессионал». На авиационном форуме сообщалось, что штурманом, погибшим на вертолете, которым управлял Лебедев, был Амангельды Курмангалеев, штурман-испытатель 1-го класса, который в 2016 году получил медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени за мужество, проявленное при испытании новой техники. В его квалификации также сложно сомневаться.

Третьего участника экипажа спасла случайность. «Заводской экипаж облетывал один из новых кораблей по программе, – рассказал источник газеты ВЗГЛЯД. – По плану было пять посадок на палубу. Четыре посадки выполнили и пошли на пятый круг. Борттехника высадили на корабле, типа посиди тут, после крайней посадки тебя заберем и пойдем домой». По словам источника, близкого к испытаниям, неполадки возникали и при предыдущих посадках вертолета на палубу «Ивана Грена» – в частности, утверждает собеседник, около двух недель назад при посадке подломилась стойка шасси Ка-29.

При заходе на пятый круг возникли некие проблемы, которые и привели к крушению. Источник сообщает, что вертолет должен был совершить еще два полета в ту ночь. «Отошли на 3 км от корабля после очередной посадки – взлета, и связь пропала. Упали в море», – рассказал собеседник. Падение произошло примерно в 6–7 морских милях (12–13 км) от мыса Таран на северо-западе Калининградской области.

В пятницу вечером спасатели сообщили журналистам о том, что на расстоянии 12 км от берега был найден затонувший вертолет. Он лежал на глубине около 10 м. Сообщалось, что вертолет удалось подцепить и оттащить тралом в сторону Балтийска, где находится военно-морская база Балтфлота. Также стало известно о нахождении тел одного из погибших – предположительно, штурмана. «Поисковая операция не прекратится и ночью, она будет вестись круглосуточно», – сказал в пятницу вечером ТАСС источник в силовых структурах региона.

Военный следственный отдел Следственного комитета России по Балтийскому гарнизону возбудил уголовное дело. Кроме того, как сообщили в холдинге «Вертолеты России», расследованием причин катастрофы займется комиссия Службы безопасности полетов государственной авиации, в состав которой включены представители разработчика вертолета – АО «Камов».

То, что маневр совершал «заводской экипаж», а не поднаторевшие в подобных маневрах летчики морской авиации Балтийского флота, вопросов не вызывает. Как уже говорилось выше, речь шла об испытаниях корабля, следовательно, пилоты МА БФ просто не могли быть допущены к испытаниям.

БДК «Иван Грен» строился для Балтфлота калининградским Прибалтийским судостроительным заводом (ПСЗ) «Янтарь». Представитель ПСЗ сообщил, что морские испытания вошли в завершающую стадию, во второй половине апреля корабль должен будет вернуться на завод. Он добавил, что «Иван Грен» будет передан заказчику «до конца весны» – в мае. Как отмечает ТАСС, заводские ходовые испытания корабля начались еще в июне 2016 года, госиспытания – в ноябре 2017 года, однако были приостановлены заказчиком в конце декабря для решения выявленных технических проблем.

Но в данном случае речь идет не о возможных проблемах «Ивана Грена», а о проблемах, приведших к падению вертолета. В связи с нынешним трагическим случаем вспомнили катастрофу, произошедшую несколько лет назад. В октябре 2013 года в столичном спальном районе Жулебино в 400 м от детсада упал военный вертолет Ка-52 «Аллигатор». Машина взлетела с аэродрома летно-испытательного центра «Камов». Оба пилота смогли катапультироваться и были доставлены в больницу. Комиссия Минпромторга пришла к выводу, что причиной падения стал производственный дефект. Что могло привести к падению Ка-29, который, в отличие от «Аллигатора», машина давно проверенная?

Гурген Карапетян исключает ошибку летчиков. Участники полета обладали и нужной квалификацией, и соответствующими допусками, подчеркнул Карапетян. «Летчик Виталий Лебедев, который там, к сожалению, погиб, – высочайшего класса профессионал, судя по всему, там человеческого фактора даже близко не было, – уверен Карапетян. – Во-первых, все их возможности проверяются до того, как они начинают летать. Они имеют все допуска. Лебедев был старшим летчиком-испытателем на фирме Камова – у него высочайшая профессиональная подготовка. За это я могу ручаться».

С другой стороны, как отмечает источник газеты ВЗГЛЯД, близкий к Минобороны, полеты над морем, взлеты с корабля и посадки на корабли ночью – сложнейшие элементы пилотирования, особенно при испытаниях. Посадка на палубу сама по себе для летчика несет огромную психологическую нагрузку, и вдвойне – если такой взлет и посадка происходят ночью. Да, падение произошло не при посадке, но могло сказаться общее психологическое напряжение. Возможно, испытатели «давно не летали с корабля», заметил собеседник.

«А тут возникла задача срочно облетать корабль, деньги уплачены заводом, приказали полететь. Днем еще справились, а ночью вне видимости горизонта, скорее всего, просто завалили машину на переходном режиме полета», – предположил источник.

«Ночные полеты над морем чрезвычайно сложны», – соглашается бывший замкомандующего ВВС Прибалтийского военного округа СССР вертолетчик генерал-майор Александр Цалко. Он также подчеркивает особую сложность взлетов и посадок на палубу корабля, тем более в ночное время. Но он отмечает, что у заводских летчиков-испытателей уровень летной подготовки высокий, а сам по себе вертолет Ка-29 «очень простой» в управлении.

Военный эксперт отмечает: в расследовании причин важно понимать условия, при которых проводились полеты и совершались посадки. Был ли в этот момент ветер. Отметим, что в калининградском гидрометцентре журналистам сообщили, что на момент падения вертолета скорость ветра не превышала 12 м/с. Максимально допустимый ветер для взлета и посадки согласно руководству по летной эксплуатации (РЛЭ) – 10 м/с. Но как было сказано выше, машина разбилась не при заходе на посадку, а в полете над морем, в 3 км от корабля. Впрочем, возможные штормовые порывы для вертолетов также небезопасны.