«Склока в онкоцентре» является очень плохим симптомом

Онкологические заболевания у детей – тема, которая воспринимается российским обществом крайне остро   1 октября 2019, 16:45
Фото: Станислав Красильников/ТАСС
Текст: Антон Крылов

«Серьезная ошибка этического характера». Именно это, по словам экспертов, происходит в знаменитом российском онкологическом центре им. Блохина, врачи которого устроили публичный демарш. В чем суть конфликта, что на заявления врачей отвечает их руководство и какая из сторон выглядит более убедительно?

Детская онкология остается одной из наиболее болезненных для общества тем. Никто не знает причин, по которым у малышей возникает рак, родители готовы отдать все за выздоровление своих детей, в социальных сетях и СМИ регулярно проходят сборы средств на лечение – и сложно найти человека, который хоть раз не жертвовал бы на чье-нибудь лечение от смертельного онкологического заболевания.

Поэтому скандал вокруг НИИ детской онкологии и гематологии онкоцентра имени Блохина не является частным делом конкретного медицинского учреждения. Это проблема, к которой неизбежно привлечено внимание всего общества.

Напомним, как развивались события.

В конце августа появились сообщения о массовых увольнениях в знаменитом московском центре им. Блохина. Якобы было сокращено 700 штатных единиц «в связи с текущей экономической ситуацией». Пресс-служба онкоцентра опровергла эту информацию: мол, это «плановое сокращение вакантных (не занятых) ставок. На современном этапе развития медицины данные ставки являются избыточными для обеспечения медицинской помощи населению. Увольнений действующих сотрудников не будет», – говорилось в официальном сообщении пресс-службы.

В начале сентября тема увольнений в онкоцентре опять всплыла в СМИ. Причиной ухода врачей назвали тот факт, что пост руководителя НИИ детской онкологии и гематологии заняла Светлана Варфоломеева, после чего были резко понижены зарплаты работников. Также новый руководитель якобы создала в коллективе напряженную обстановку, принуждая сотрудников писать заявления на увольнение по собственному желанию.

Пресс-служба снова опубликовала опровержение: «Никто из сотрудников не уволен и не подвергается психологическому давлению. Массовых увольнений в НИИ ДОиГ (НИИ детской онкологии и гематологии – прим. ВЗГЛЯД) нет».

18 сентября вышла очередная порция утверждений и опровержений. Сперва появилась информация, что отделение детской онкологии и гематологии полностью закрывают из-за плесени, а детей «отправляют по съемным квартирам». И опять пришлось отдуваться пресс-службе: «Отделение не закрывали и не планировали закрывать. У нас случилась протечка в одном-единственном 20-м боксе в одном крыле. Соответственно, мы не можем это оставить без внимания, поскольку это потенциальный источник опасности для пациентов со сниженным иммунитетом. Нам нужно этот бокс отремонтировать. Для того, чтобы отремонтировать этот бокс, нам нужно вывести детей из одного крыла».

Наконец, 30 сентября четверо сотрудников НИИ детской онкологии опубликовали обращение «ко всем гражданам России» в YouTube. Максим Рыков, Георгий Менткевич, Василий Боярышников и Наталья Субботина завили, что новое руководство «дестабилизировало работу всей детской онкологической службы в стране». Четверо врачей потребовали увольнения Варфоломеевой, справедливого начисления заработной платы и скорейшего строительства новых корпусов. Иначе, утверждается в ролике, уволятся 26 сотрудников НИИ.

После этого руководство онкоцентра, видимо, поняло, что очередным заявлением пресс-службы больше отделаться не получится. Утром 1 октября на сайте «Будущее России» было опубликовано большое интервью директора Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) онкологии им. Н. Н. Блохина, главного онколога Минздрава России Ивана Стилиди.

По версии директора, заявление врачей – «откровенная спекуляция, они своим ультиматумом фактически угрожают, что дети останутся без медицинской помощи». Стилиди утверждает, что «ситуация спровоцирована» (не уточняя, кем конкретно), что Варфоломеева – «очень высокоуважаемый мной специалист и организатор, она начала проводить преобразования – это не всем понравилось».

Также он обвинил сотрудников детского отделения в конфликте интересов – некоторые из них, по его словам, являются учредителями неназываемого благотворительного фонда: «Я не юрист, чтобы давать правовую оценку действиям этих сотрудников, но здесь определенно можно усмотреть конфликт интересов, потому что не должен врач заниматься сбором денег на лечение, которое сам же назначает. Законность этих действий тоже необходимо проверить», – говорит директор онкоцентра.

Вероятно, имеется в виду фонд «Настенька», членом попечительского совета которого является Георгий Менткевич.

Глава НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль назвал происходящее в онкоцентре «какой-то склокой», а также уточнил, что, насколько ему известно, пока ни один детский онколог не уволился.

Параллельно со ссылкой на Стилиди появилась информация, что пятеро врачей отделения трансплантации костного мозга подали заявления об увольнении, но он их пока не подписал. Также директор онкоцентра заявил, что уволил Менткевича с поста и. о. заведующего отделением трансплантации костного мозга, сохранив за ним должность заместителя директора НИИ детской онкологии, и вынес ему выговор за «хамское поведение».

Пресс-служба Минздрава, в свою очередь, назвала поведение заявивших о готовности массово уволиться врачей «грубым нарушением врачебной этики». 

Президент Национального общества детских гематологов и онкологов, академик РАН, доктор медицинских наук, профессор Александр Румянцев заверил, что даже если все сотрудники НИИ детской онкологии уволятся, то дети не останутся без помощи. Он тоже осудил коллег, заявив, что «втягивание пациентов во внутренние разбирательства центра – серьезная ошибка этического характера».

Ситуация пока что остается напряженной. Ни руководство онкоцентра, ни заявившие о готовности уволиться врачи отступать со своих позиций не намерены. Пожалуй, из всех комментариев наиболее полно описывает ситуацию определение Рошаля. Происходящее – это именно «какая-то склока», и невозможно винить в ней только Менткевича и его сторонников.

Минздрав может сколько угодно защищать Стилиди, а тот, в свою очередь, высокоуважаемую им лично Варфоломееву. Но сам тот факт, что конфликт выплеснулся наружу, а за прошедшие с момента появления первых тревожных публикаций почти полтора месяца руководство онкоцентра не смогло договориться с врачами, свидетельствует о том, что менеджеры не справляются.

Безусловно, Минздрав может в данном случае безоговорочно встать на сторону назначенных им руководителей. Но детей непосредственно лечат не Стилиди и не Варфоломеева, а Менткевич и другие заявившие о готовности уволиться врачи. Задача руководства онкоцентра – не морально и физически победить подчиненных, а создать им качественные условия для работы.

Поэтому очень хочется надеяться, что пристальное внимание общества к этой проблеме позволит сторонам отринуть явно зашкаливающие амбиции. И решить вопрос в пользу тех, кому это нужнее всего – больных детей.