Киев начал тихо отползать по образовательному закону

Павел Климкин наврал, будто образовательный закон вовсе и не запрещает обучение на языках ЕС   14 октября 2017, 10:20
Фото: Global Look Press
Текст: Андрей Резчиков

Услышав пару недель назад первые окрики с Запада по поводу образовательного закона, Украина гордо заявила, что у нее есть «позвоночник» и она не поддастся нажиму. Но когда с Запада нажали чуть посильнее, Украина тут же прогнулась – шеф ее МИДа Климкин пообещал «учесть» замечания и даже принять новый закон. Можно ли верить обещаниям политиков, которые меняют свои взгляды каждые пару недель?

В новом образовательном законе уже сделана поблажка для языков Евросоюза, объявил в пятницу министр иностранных дел Украины Павел Климкин в ходе своего визита в Бухарест. «Уже на сегодня в законе мы сделали исключение для языков Европейского союза. Предметы могут также изучаться и на языках ЕС. Это четко прописано в образовательном законе», – цитирует министра depo.ua.

Агентства растиражировали слова Климкина как сенсацию. Причем многие журналисты, наверное, испытывали при этом досаду – как же это они прозевали такой важный пункт в принятом еще две недели назад законе. Если верить Климкину, то и страны ЕС, подвергшие хором порицанию украинский закон, и даже вся ПАСЕ, которая накануне раскритиковала Киев в своей резолюции, совершенно напрасно придирались к документу.

В статье 7 закона, в пункте 4 действительно говорится о том, что в учебных заведениях могут преподаваться «одна или несколько дисциплин» на английском и на других официальных языках Евросоюза. Но при этом закон в целом однозначно и четко запрещает делать любой другой язык, кроме украинского, основным языком преподавания. Именно это и вызвало гнев соседей Украины – как западных, так и восточных. Так что и в России, и на Западе закон смогли изучить достаточно внимательно, а Климкин попросту соврал.

Но на этом Климкин не остановился и продолжал вещать о том, что идея закона лишь в том, чтобы «создать возможность дополнительно изучать ряд предметов» на украинском языке.

Климкин также пообещал, что ни одна румынская школа в стране не будет закрыта. И вот это правда, но только технически. Школы не закроются, они просто в приказном порядке перейдут на украинский язык.

В общем, рассказав румынам о том, что закон и так идеален, глава МИД Украины тут же перешел к подробному рассказу о том, как его будут менять, точнее, выхолащивать. Упомянув, что уже направил новый закон на рассмотрение Венецианской комиссии, глава МИДа пообещал, что ее поправки будут учтены, учтены будут и пожелания румынской общины, а главное – будут написаны такие подзаконные акты (механизм имплементации), чтобы румыны остались довольны. Главное же обещание Климкина – будет написан еще один закон.

«Я говорил о том, что мы можем учесть результаты консультаций с соответствующими общинами, включая румынскую общину, и заключение Венецианской комиссии в процессе разработки механизма имплементации этого закона, и в процессе разработки нового закона о среднем образовании», – посулил Климкин. То есть, поскольку уже принятый закон «Об образовании» исправлять как-то неудобно, к нему в довесок будет создан закон «О среднем образовании».

Надо сказать, что люди из окружения Порошенко, в отличие от Климкина, вели себя все же более прилично – они, по крайней мере, не меняли позицию на 180 градусов. Так, член делегации в ПАСЕ, первый зампред Верховной рады Ирина Геращенко прямо написала в своем Facebook, что венгры и румыны ругаются, потому что в глубине души они не хотят сильной Украины.

«Язык – это наша самоидентификация. Это объединяющий фактор. За последний год мы вместе много сделали для украинского, для увеличения его присутствия в эфире радио и ТВ, для изучения детьми языка их страны, для украинского кино. Язык делает государство сильнее. Поэтому не все соседи этим довольны»,

– отметила Геращенко, комментируя ропот, поднятый в соцсетях после первой за последние годы антиукраинской резолюции ПАСЕ.

Переплюнули по уровню пафоса

Как писала газета ВЗГЛЯД, в конце сентября на Украине вступил в силу закон «Об образовании», устанавливающий жесткие ограничения на использование языков национальных меньшинств в образовании.

Климкин сразу после принятия закона твердо заявил, что вопрос языка – это вопрос безопасности государства, поэтому никаких уступок не будет. Но по уровню пафоса всех тогда переплюнул замглавы аппарата Порошенко Константин Елисеев. Он заявил: «Мы должны продемонстрировать, что мы большая европейская нация, у нас есть свои национальные интересы и у нас есть свой позвоночник. И нас на этом пути не сломать». Но уже через пару дней позвоночник начал привычно гнуться – сам же Порошенко не исключил, что поправки таки возможны.

Как отмечает директор украинского Института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник, слова Климкина о намерении учесть замечания похожи на попытку амортизировать международную критику, «но это не тот выход из ситуации, о котором хотят слышать в Будапеште и Бухаресте».

«Нельзя изучать «отдельные один–два предмета» на языках Евросоюза, как сказано в статье 7 закона. Необходима инфраструктура, необходимы школы на этом языке. Необходим набор преподавателей. Эта возможность нереальна», – сказал Бортник газете ВЗГЛЯД.

Но политолог не верит обещаниям Климкина исправить негативный эффект от закона на уровне подзаконных актов или поправок в другой закон.

«Сейчас документ отправили на экспертизу в Венецианскую комиссию. Выводы этой комиссии всегда двоякие, будут выявлены позитивные и негативные стороны. Но весной на Украине начнется избирательная кампания. Президент Порошенко не захочет конфликтовать с правыми, он рассматривает их как свою целевую аудиторию. Поэтому сегодняшние обещания Климкина – это в большей мере политическая игра. Не стоит ожидать существенных изменений в это законодательство», – предрекает Бортник.

Пока Климкин гостил в Бухаресте, стало известно, что соседний Будапешт решил внести на рассмотрение в европейский Совет по иностранным делам вопрос о пересмотре соглашения об ассоциации ЕС с Украиной. По информации Deutsche Welle, министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто затронет этот вопрос в конце следующего заседания министров иностранных дел ЕС. Именно этим он и пугал на днях Киев. Впрочем, всем наблюдателям ясно, что остальные члены ЕС денонсировать соглашение о евроассоциации не станут и угроза Сийярто останется пустой.

Зато в тот же вечер в Будапеште возле посольства Украины прошла манифестация «Самоопределение для Закарпатья», сообщило УНИАН. Один из участников акции пришел к посольству в футболке с надписью: «Закарпатье по закону принадлежит Венгрии. Самоопределение для всех угнетенных наций, вынужденных жить на Украине».

Можно ли засудить Киев с Запада

За венгерскую или румынскую общины на Украине есть кому заступиться, хотя их численность крайне невелика. А вот за десятки миллионов живущих там русских заступиться некому. Ноты российского МИДа в Киеве вызывают только неприязнь. Могут ли в таком случае лидеры русской общины обратиться в один из западных судов, чтобы попытаться оспорить дискриминационный закон? Ведь очевидно, например, что украинский закон нарушает европейскую хартию о языках.

Как отметил президент Российской ассоциации международного права Анатолий Капустин, не предусмотрено никакого механизма санкций за нарушение европейской хартии, за исключением обращения в национальный суд, то есть в суд самой Украины. Можно еще жаловаться в Совет Европы – в надежде, что информация дойдет до генсека СЕ.

«Раз в два года генсеку Совета Европы подаются доклады по этому поводу. Иных юридических процедур нет. У остальных сторон хартии нет прав делать что-либо против государств, не выполняющих ее положения. Поэтому можно оказывать только дипломатическое давление. Комитет министров СЕ может на основе докладов выпускать лишь рекомендации. Поэтому усилия Венгрии и других стран, которые критикуют Украину, направлены лишь на то, чтобы побудить Евросоюз оказать коллективное политическое дипломатическое давление. Ставка делается на то, что в каждом государстве лица, чьи языковые права ограничиваются, могут обращаться в местные национальные суды», – сказал Капустин газете ВЗГЛЯД.

Что касается возможностей России защищать права русскоязычных граждан, то Капустин напомнил, что Москва уже обращала на это внимание. Причем она делает это регулярно с февраля 2014 года, когда новые киевские власти сразу после переворота первым же делом отменили закон о региональном статусе русского языка.

«Москва тогда направила Киеву ноту протеста по дипломатическим каналам. А совет министров Совета Европы даже заявил, что подобные шаги противоречат хартии о языках. Но уже через день это заявление исчезло с сайта Совета Европы. Там ведь действуют свои механизмы давления», – вздыхает юрист.