Зачем Западу признавать неконституционные итоги плебисцита в Македонии

Македонцы четыре месяца протестовали против самого факта проведения референдума, и им удалось сделать его результаты недействительными   1 октября 2018, 17:10
Фото: VALDRIN XHEMAJ/EPA/ТАСС
Текст: Мария Трубина,
Олег Москвин

В Македонии из-за не соответствующей требованиям конституции явки провалился референдум о переименовании страны. Тем не менее США, НАТО и ЕС уже успели расценить итоги плебисцита как успех. Почему Запад так заинтересован в смене государственного наименования Македонии и зачем ему так нужна эта страна в евроатлантических структурах?

Представитель Госдепа США Хизер Науэрт поспешила приветствовать итоги македонского референдума сразу после его завершения, назвав его шагом к соглашению с Грецией, которое позволит «сделать вклад в региональную стабильность, безопасность и процветание». К ней тут же присоединились еврокомиссар по расширению ЕС Йоханнес Хан и генсекретарь НАТО Йенс Столтенберг.

Референдум в Македонии прошел 30 сентября. И касался он вопроса госнаименования этой страны, которое оспаривает Греция, считая, что Македония – это название греческой исторической области. Переговоры между Скопье и Афинами безуспешно шли в течение почти 30 лет. Процесс сдвинулся с мертвой точки, когда македонским премьер-министром на волне правительственного кризиса в 2017 году стал Зоран Заев, грезящий о вступлении страны в НАТО и ЕС. Нерешенный спор препятствовал его евроатлантическим планам. 17 июня текущего года главы МИД Греции и Македонии подписали соглашение о новом конституционном названии страны – Республика Северная Македония. Парламент, контролируемый возглавляемыми Заевым политическими силами, этот договор оперативно ратифицировал.

Оставалось только заручиться хотя бы формальной поддержкой народа. Вот только македонцы были отнюдь не в восторге от перспективы отказаться от привычного им названия, да и евроатлантические перспективы грели далеко не всех. Противники соглашения, возглавляемые оппозиционной партией ВМРО-ДПМНЕ (Внутренняя македонская революционная организация – Демократическая партия за македонское национальное единство) и представляющим ее президентом Георгием Ивановым, призывавшим бойкотировать плебисцит, регулярно проводили протесты в столице и других городах с июня и до самого референдума.

Премьер, понимая это, прибег к уловке, очень хитро сформулировав вопрос: «Поддерживаете ли вы перспективу вступления в ЕС и НАТО за счет заключения соглашения между Македонией и Грецией?». Кроме того, Заев заручился серьезной поддержкой за рубежом. Вырвать власть из рук ВМРО-ДПМНЕ в 2017 году ему, как писала газета ВЗГЛЯД, помогли албанцы (а их в Македонии приблизительно полмиллиона при населении около трех миллионов). Вот и сейчас президент Албании Илир Мета призывал их поддержать референдум. Кроме того, в Скопье высадился целый десант иностранных политиков, агитировавших за плебисцит: Йенс Столтенберг, канцлер ФРГ Ангела Меркель, глава европейской дипломатии Федерика Могерини и так далее.

И подавляющее большинство (свыше 90%) голосующих ответили утвердительно. Вот только на участки пришло лишь 36% избирателей, в то время как для признания плебисцита состоявшимся по македонской конституции необходима явка свыше 50%.

Таким образом, Запад поддержал то ли недействительные результаты референдума, то ли антиконституционные (если их попытаются вопреки основному закону страны признать действительными). «Очень настораживает официальное заявление Госдепа, который показывает, что любыми способами хочет затащить Македонию в НАТО. Делается то, чему в цивилизованном сообществе не должно быть места», – заявила газете ВЗГЛЯД эксперт по международным отношениям, специалист по Балканам Мария Третьякова. По ее мнению, это крайне негативное послание македонскому обществу, которое спровоцирует антинатовские настроения и рост евроскептицизма.

Запад действует подобным образом неспроста, ведь ценность Македонии для НАТО совсем не маленькая, объяснил газете ВЗГЛЯД научный сотрудник Института Славяноведения РАН Георгий Энгельгардт. «Эта страна занимает Вардарскую долину – давний стратегический путь на юг в сторону Турции и Ближнего Востока», – отметил он. «Кроме того,

с момента начала кризиса в отношениях с Россией на Западе обращают внимание на существование в Европе единственной «серой зоны», которая находится вне сферы влияния НАТО и значительная часть ее симпатизирует Москве – на Балканах.

Македония – не Сербия, но и там особой враждебности к России нет, там нейтральное отношение к нашей стране. Соответственно, стоит базовая задача решить вопрос с этой «серой зоной», – указал Энгельгардт. Так, если Македония будет интегрирована в НАТО, это резко усилит давление на Сербию и подтолкнет ее к признанию Косово, что, в свою очередь, заставит Белград задуматься о вступлении в альянс, уверен он.

Естественно, успешным плебисцит назвал и премьер Заев, который был так уверен в победе, что в случае провала обещал уйти в отставку. «Если бы большинство голосов были против, я бы это сделал. Но когда большая часть граждан вышла на референдум и отдала свои голоса за, я не только не намерен подавать в отставку, но и продолжу работать над тем, чтобы сделать Македонию членом НАТО и ЕС», – выкрутился он.

Однако все иллюзии об успешности развеял госизбирком страны, глава которого заявил, что плебисцит не может считаться состоявшимся из-за недостаточной явки. Любопытно, что о неконституционности македонского референдума высказались и в правительстве Греции. В Кремле также отметили, что «все процессы должны оставаться в рамках правового режима, правового русла».

Мария Третьякова отметила, что референдум стоит расценивать исключительно как провальный. «Не был достигнут основной избирательный ценз по явке. Это однозначное большое «нет» попыткам изменить название страны для вступления в ЕС и НАТО», – подчеркнула она.

Теперь сторонникам переименования Македонии остается уповать лишь на то, что фактически референдум носит консультативный характер. Парламент может его и проигнорировать. Однако для Заева и социал-демократов, и так теряющих популярность, это чревато крупными политическими неприятностями.

«У результата референдума будет много последствий, – отметил Энгельгардт. – В первую очередь это большой успех бывшей правящей партии ВРМО-ДПМНЕ. Эта победа укрепляет их позиции вне зависимости от того, будут досрочные выборы или нет. До референдума они в основном терпели поражение, теперь взяли реванш».

«Низкая явка – это красный свет, который был дан действующему правительству, той политике, которую оно проводит. Это связывает правительство по рукам и ногам», – уверена Третьякова. По ее мнению, можно ожидать попыток изменения конституции через македонский парламент, которые будут «пытаться провести согласно антиконституционному договору между Македонией и Грецией».

Энгельгардт тоже отметил: «Так как референдум носил консультативный характер, а не обязывающий, судя по всему, правительство Заева и его западные покровители продолжат работу над сменой названия. Снова попытаются сделать это через парламент, отколов каких-то депутатов от оппозиции, чтобы составить квалифицированное большинство».

Что же касается внешнеполитических последствий, то провал референдума создает «заминку на пути соскальзывания всего региона (Балкан – прим. ВЗГЛЯД) в НАТО», подчеркнул Энгельгардт. По его словам, это неминуемо «поднимет настроение у сербских патриотов, как в Сербии, так и в боснийской Республике Сербской, где предстоят президентские и парламентские выборы 7 октября». Кроме того, это заставит президента Сербии Александра Вучича, ведущего переговоры о признании Косово, задуматься о том, что «можно противодействовать внешнему давлению и делать это успешно», добавил собеседник.