Изменит ли победа «пророссийской» партии политический курс Латвии

Партия «Согласие» уже трижды побеждала на выборах в Латвии, однако в правительство пока ни разу не входила   7 октября 2018, 16:25
Фото: Ints Kalnins/Reuters
Текст: Никита Коваленко

Партия «Согласие» в третий раз подряд победила на выборах в Сейм Латвии. И в этот раз у нее действительно есть шанс сформировать правительство, вступив в коалицию с популистскими политсилами. «Согласитов» традиционно называют пророссийской партией. Однако так ли это на самом деле и какие изменения может внести ее победа в политику Латвии?

На парламентских выборах в Латвии, прошедших 6 октября, победила партия «Согласие», возглавляемая небезызвестным русским мэром Риги Нилом Ушаковым. «Мы шли с очень четкой программой – перемены, социал-демократические ценности и борьба против национализма с обеих сторон. Избиратели первое место отдали именно нашей партии», – заявил Ушаков. Сам он выдвигаться на должность премьер-министра не намерен, а собирается предложить кандидатуру своего однопартийца Вячеслава Домбровского.

Согласно результатам обработки данных со всех избирательных участков, «Согласие» набрало 19,91% голосов. Второе место заняла популистская партия «Кому принадлежит государство?» (KPV LV) с 14,07%, третье – Новая консервативная партия (НКП) с 13,6%, четвертое – блок «Для развития/За!» с 12,04%.

Члены нынешней действующей правящей коалиции значительно сдали позиции. Так, объединение «Все для Латвии» набрало 11,03%, «Союз «зеленых» и крестьян» (СЗК) нынешнего премьер-министра Мариса Кучинскиса – 9,96%, а «Новое единство» – 6,68%.

Наиболее пророссийски настроенная партия «Русский союз Латвии» (РСЛ) Татьяны Жданок не смогла преодолеть пятипроцентный барьер и не прошла в новый состав Сейма. Как известно, РСЛ в ходе предвыборной кампании сталкивался с серьезнейшим давлением со стороны государства. Так, активиста партии Илью Козырева в августе задержали, провели у него дома обыск в связи с подозрениями в якобы помощи иностранному государству и деятельности против Латвии, а затем отпустили без предъявления обвинений. А самой Жданок отказали в регистрации в кандидаты из-за того, что она «участвовала в деятельности Коммунистической партии Латвии после 13 января 1991 года».

«Согласие» также считается симпатизирующей России силой, а потому большинство медиа, особенно западных, уже поспешили заявить о победе пророссийской партии на латвийских выборах. И действительно, политобъединение выступает за сближение с РФ, усиление с ней политических и экономических связей, а ее основным электоратом традиционно являлось русскоязычное население Латвии.

Однако радоваться победе пророссийских сил все же рановато. Дело в том, что в последние годы «Согласие» кардинально изменило свой курс, начав изживать в себе все пророссийское. Русский мэр Нил Ушаков решил, что слишком русофильский курс партии мешает ее политическим успехам – на считающиеся «рукой Москвы» политсилы в Латвии оказывается колоссальное давление, а при формировании коалиций в сейме другие латышские партии считают такие политобъединения нерукопожатными. И это уже мешало «согласитам» сформировать правительство, несмотря на две подряд победы на выборах в сейм.

Поэтому Ушаков начал борьбу с пророссийскими настроениями внутри партии, сделав ее курс намного более нейтральным. Наиболее ярые пророссийские активисты в связи с этим покинули «Согласие». Кроме того, даже во время голосования в марте текущего года в сейме по закону, маргинализирующему русский язык в латышских школах, партия заняла очень невнятную позицию – далеко не все ее члены решились проголосовать против проекта.

При этом «Согласие» придерживается позиции о необходимости сохранения членства Латвии в ЕС и НАТО. Сам Ушаков вызывает большие симпатии на Западе и имеет очень хорошие контакты с Вашингтоном. Более того, в преддверии нынешних выборов он даже пригласил в свою команду специалиста из команды покойного американского сенатора Джона Маккейна, одного из яростнейших американских русофобов.

Все это помогло «Согласию» привлечь на свою сторону латышское население страны, однако вызвало негативную реакцию многих традиционных избирателей партии. А другие пророссийские силы стали обвинять Ушакова в предательстве русских Латвии и сговоре с правительством и Западом ради власти.

«Согласие» действительно поправело, и некоторые заявления и события недавнего прошлого показывают, что сейчас ее нельзя в той мере, как раньше, называть пророссийской, заявил газете ВЗГЛЯД научный сотрудник Центра североевропейских и балтийских исследований МГИМО Владислав Воротников. «Партия в этот раз пыталась привлечь к себе не только русского, но и латышского избирателя», – отметил он.

Вообще роль, которую играет пророссийская или антироссийская риторика в процессе выборов, не стоит преувеличивать, считает Воротников. «Согласие» – это в первую очередь партия, которая находится ближе к центру латвийского политического спектра и предлагает программу социал-демократического толка. «Их поддерживает большое количество латышей социал-демократических взглядов, потому что политика правящих коалиций последних десятилетий была очень либеральной, жесткой, направленной на достижение определенных макроэкономических показателей – сначала для вступления в ЕС, потом для вхождения в зону евро. То есть политика не была ориентирована на граждан», – объяснил собеседник.

«Эта победа «Согласия» демонстрирует запрос общества на некие перемены. В первую очередь речь идет о более сбалансированной социальной и экономической программе. Ведь если мы посмотрим на динамику последнего десятилетия, то эмиграция из Латвии очень высокая и за время ее нахождения в составе ЕС выехало порядка 250–300 тыс. человек по официальным данным», – отметил эксперт.

Так что говорить о каком-то «пророссийском повороте» в случае прихода «Согласия» к власти было бы слишком громко, считает Воротников. «Программа «Согласия» направлена не столько на сближение с Россией, сколько на балансировку внешнеполитического курса Латвии, который в последние три десятилетия был достаточно жестко евроатлантическим», – объяснил он.

«Не исключено, что эта риторика, которую называют пророссийской, будет постепенно нивелироваться, сходить на нет. Принципы латвийской политики таковы, что ты, по большому счету, не можешь выходить за определенные рамки и все равно должен придерживаться евроатлантического курса. Латвийская политика не существует отдельно от политики Евросоюза, от политики НАТО», – подчеркнул Воротников.

«Может потеплеть фон, могут улучшиться как-то экономические отношения, хотя надо понимать, что у нас есть санкционные ограничения. Однако в целом вероятность изменения политики на российском треке не очень высока»,

– уверен он.

Воротников напомнил про пример Эстонии, где центристская партия уже более полутора лет назад сформировала правительство и ее тоже всегда называли пророссийской. «Но если мы посмотрим на риторику этого правительства, то увидим, что ничего, по большому счету, не изменилось. Партия была вынуждена смягчить свою «пророссийскость», – указал собеседник.

В любом случае «Согласию» еще нужно суметь сформировать правительство, а это не такая уж простая задача. Как уже отмечалось выше, партия побеждает уже на третьих выборах подряд, однако в прошлые разы (в 2011-м и 2014-м) договориться с другими политсилами о создании правящей коалиции им не удалось.

Однако стоит отметить, что на этот раз шансы «согласитов» действительно довольно неплохи. Если раньше их оттирали от власти правые партии, блокируясь между собой и получая таким образом необходимое абсолютное большинство (не менее 51 мандата из 100), то теперь у «Согласия» (получит 24 места в Сейме) появляется вариант вступить в коалицию с популистскими партиями KPV LV (15 мест) и НКП (16 мандатов).

KPV LV – новая центристская партия, вышедшая на выборы под популистскими лозунгами об «очищении Латвии от коррумпированной постсоветской элиты, выведении ее на чистую воду и перетрясывании госуправления». НКП же партия правого толка, которая обещает избирателю сократить число министерств и ведомств, повысить семейные пособия на детей, разрешить латгальский язык в школах Латгалии, запретить занимать государственно значимые должности лицам, которые имели высокие ранги в советской номенклатуре, а также бороться с притоком беженцев.

«Есть такое предположение. Если мы посмотрим на общее количество мест, то, в принципе, теоретически это возможно. Эти новые партии предлагают какие-то новые программы, антиистеблишментарную политику, немного нестандартную повестку для Латвии. Так что в этот раз можно говорить, что действительно какие-то варианты для «Согласия» блокироваться все-таки существуют», – отметил Владислав Воротников.

Однако если мы посмотрим, например, на внешнеполитические пункты их программы, они совершенно различны, указал собеседник. Уже неоднократно в ходе переговоров «Согласие» все равно оттиралось от власти, и в этот раз правые партии, скорее всего, вновь постараются создать любую коалицию так, чтобы вытеснить «согласитов», добавил он. Стоит отметить, в НКП уже успели заявить, что готовы блокироваться с кем угодно, кроме «Согласия».

«Приход во власть «Согласия» – это будет слишком серьезный прорыв для политической жизни Латвии. И мне кажется, он вряд ли случится, хотя это было бы интересно», – подчеркнул Воротников, отметив, что даже в таком случае вряд ли можно будет ожидать каких-то серьезных изменений политического курса Риги.