Действительно ли Сербия простила НАТО за бомбежки Белграда

Неужели Сербия способна забыть натовские бомбежки?   8 октября 2018, 17:30
Фото: Desmond Boylan/Reuters
Текст: Антон Крылов

В Сербии проходят учения НАТО, генсек альянса читает лекции студентам, а президент Вучич благодарит его за поддержку. Сотни жертв бомбардировок 1999 года как будто позабыты. Белград провозглашает нейтралитет и одинаковое сотрудничество с НАТО, Россией и Китаем. Но возможно ли оставаться «неприсоединившимся» в современном мире?

Украинские активисты и их друзья по эту сторону границы очень любят рассуждать о «навечно испорченных отношениях» не просто между нашими странами, а между нашими народами. Мол, украинцы никогда не простят – и так далее.

Отметим, что ни одна российская бомба пока не упала и, хочется верить, никогда не упадет ни на Киев, ни на Львов, ни на любой другой украинский город. Даже те, кто истово верит в «сто тысяч бронетанковых бурятов», якобы сдерживающих победоносную украинскую армию под Донецком, не могут этого оспорить. Украинские города бомбила только украинская авиация. Это факт. Как и то, что Крым перешел под контроль России абсолютно мирным путем.

Авиация НАТО бомбила Сербию и Черногорию, тогда еще называвшиеся Югославией, два с половиной месяца. Было совершено более 37 тысяч боевых вылетов, атаковано 900 целей с применением более 21 тысячи тонн взрывчатых веществ, в том числе боеприпасы с обедненным ураном. Точное количество погибших неизвестно – сербские власти говорят о 2,5 тысячах жертв, среди них 89 детей. Большинство погибших – мирные жители. Международные организации называют более скромные, но все равно огромные цифры: например, Human Rights Watch подтвердила гибель около 500 мирных жителей.

Бежать из Косова были вынуждены сотни тысяч сербов – опять-таки точных цифр нет.

Со дня окончания бомбардировок прошло немногим более 19 лет. Черногория все простила, все забыла и вошла в НАТО. Теперь солдаты этой страны служат под руководством американских офицеров, которые, возможно, сбрасывали бомбы на их колыбели. А в Сербии с большим почетом принимают действующего генерального секретаря НАТО. Йенса Столтенберга в аэропорту встречал министр обороны Сербии Александр Вулин. Для высокого гостя был организован ряд мероприятий, в том числе встреча со студентами философского факультета.

Как передает телеканал RTS, основной темой беседы стали «норвежские язык, культура и литература», но, разумеется, не обошлось без вопросов про НАТО.

Столтенберг, в частности, поведал сербской молодежи, что НАТО – это оборонительная организация, которая ни на кого не нападает. Что же касается бомбардировок 1999 года, то генсек НАТО сказал, что понимает, «в Сербии многие по-прежнему плохо относятся к этим ударам, но это было сделано для того, чтобы защитить мирных граждан и остановить режим Милошевича». Но самое главное, к чему призвал Столтенберг, – это «смотреть в будущее».

Это, конечно, универсальный рецепт, которому почему-то отказываются следовать сами страны НАТО, например вводя санкции против России.

Генсек альянса прибыл в Сербию не только для того, чтобы пообщаться со студентами. Он вместе с президентом Сербии Александром Вучичем принял участие в открытии учений НАТО «Сербия-2018». Помимо стран НАТО и Сербии в них также принимает участие Белоруссия, которая направила 30 человек спецназа МЧС и восемь единиц техники, Армения (24 человека) и еще ряд государств.

В своей речи президент Вучич, в частности, заявил: «Сербия – военно нейтральная страна и будет сохранять свой нейтралитет, но сотрудничать с НАТО. Хочу поблагодарить генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга за поддержку в организации учений и за то, что он ни одной секунды и никаким образом не хотел влиять на независимое и самостоятельное решение Сербии о будущем. Сербия хорошо сотрудничает и будет сотрудничать с НАТО, а также иметь добрые отношения с Россией и Китаем», – пообещал глава сербского государства.

То есть он уже смотрит только в будущее.

Отметим, что визит Столтенберга и учения НАТО проходят на фоне очередного довольно серьезного обострения между Сербией и де-факто независимым Косово (Россия не признает насильственное и противозаконное отделение этого автономного края от Сербии). Газета ВЗГЛЯД ранее детально разбиралась в ситуации и действиях как албанских косоваров, так и руководства Сербии. Обе стороны явно не против более серьезного вмешательства России в ситуацию: сербы рассчитывают на безвозмездную военную помощь, албанцы – на ответную жесткую реакцию НАТО и опять-таки на бесплатную поддержку Запада.

При этом генсек НАТО накануне визита заявил, что его поездка запланирована давно и не связана с последним обострением, но дежурно призвал стороны к диалогу и пообещал, что натовская миссия KFOR продолжит обеспечивать безопасность в Косово. Пресечь последнее обострение, как и десятки других до того, натовцам, напомним, не удалось.

Как минимум равнодушная реакция сербских студентов на заявление генсека НАТО о том, что, мол, их родителей убивали для того, чтобы «защитить от Милошевича», а также благодарность Вучича по отношению к Столтенбергу свидетельствуют о том, что в Сербии тоже отлично знают поговорку «ласковый теленок двух маток сосет» и следуют ей во внешней политике. Белград хочет и разнообразной поддержки от России, и всестороннего сотрудничества с НАТО.

Примеры нейтральных стран в Европе есть, и эти страны даже регулярно путают: Швейцария и Швеция последний раз воевали с внешним врагом во время Наполеоновских войн. Но и в Первой, и, в особенности, во Второй мировой войне их «вооруженный нейтралитет» был по сути фикцией: экономически они поддерживали фашистскую Германию.

Однозначного нейтралитета в нынешней ситуации разделенного мира и нарастающей холодной войны тоже быть не может. Любая страна должна определиться, на чьей она стороне.

Даже миллиардной Индии, которая также пытается проводить «политику ласкового теленка» и закупать оружие у России, а технологии – у США, придется сделать выбор.

Зачем-то существующее до сих пор «Движение неприсоединения», в числе главных инициаторов создания которого в 1961 году были, к слову, как раз Югославия и Индия, могло успешно действовать только в условиях двухполярного мира, когда США признавали СССР если не равной себе, то по крайней мере близкой по мощи сверхдержавой. «Неприсоединившиеся» успешно балансировали между двумя мощными полюсами и играли на их противоречивых интересах.

В условиях однополярного мира, как видят себе нынешнюю ситуацию в Вашингтоне, или многополярного, к которому стремятся в Москве или Пекине, ценность «неприсоединения» теряется. Спасибо откровенности Дональда Трампа, все больше и больше стран понимают, что выбор крайне прост: либо полное подчинение США и оплата их услуг «мирового жандарма», либо опора на собственные силы. Клинтон, Буш и Обама не так настойчиво требовали денег, но были не менее жестки по части требования признания гегемонии.

Никто не спорит, что маленькой Сербии, лишенной выхода к морю и уже почти полностью окруженной странами НАТО, сложно проводить действительно независимую политику. В России, к тому же, отлично помнят, что стало поводом для Первой мировой войны, поэтому бездумно поддерживать Сербию и однозначно одобрять все инициативы Белграда также не готовы.

Но от позиции «ласкового теляти» один шаг до фиктивного «нейтралитета» в стиле Швеции и Швейцарии. А то и до позиции Болгарии – которая, будучи освобождена Россией от многовекового турецкого ига, во всех последующих войнах была на стороне врагов нашей страны. А после развала СССР бегом вступила в НАТО и присоединилась к экономической войне против Москвы, заблокировав строительство «Южного потока» (о чем руководство этой страны теперь очень жалеет). 

Бомбардировки Югославии со стороны НАТО стали первой после 1945 года негражданской войной в Европе и первым прецедентом насильственного передела границ при активном участии войск неевропейского государства (впрочем, США подписали Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, который устанавливает нерушимость этих самых границ).

В России это отлично помнят. Если же Югославия по совету Столтенберга продолжит исключительно «смотреть в будущее», то это будущее может оказаться для Сербии совсем неинтересным.