Кто довел до самоубийства ключевого адмирала ВМС США

Вице-адмирал Скотт Стирни покончил с собой, но о причинах произошедшего Пентагон ничего не сообщает   4 декабря 2018, 17:35
Фото: U.S. Navy/Mass Communication Specialist 3rd
Class Jonathan Clay/Reuters
Текст: Евгений Крутиков

Американские ВМС и вооруженные силы в целом потрясены. Покончил с собой командующий важнейшим для США 5-м флотом, который контролирует ключевые мировые маршруты транспортировки нефти. Что заставило высокопоставленного адмирала пойти на этот роковой шаг? Ряд недавних событий наводит на очень правдоподобную версию суицида.

Смерть командующего 5-м флотом ВМС США вице-адмирала Скотта Стирни официально подтверждена как самоубийство. Руководитель военно-морских операций США адмирал Джон Ричардсон в специальном видеообращении заявил, что Стирни был найден мертвым в своей служебной резиденции в Бахрейне и это «очевидно самоубийство». Адмирал Ричардсон назвал Стирни «выдающимся морским офицером» (Скотт Стирни, правда, был летчиком, а не моряком в чистом виде).

Расследование ведет Служба безопасности Бахрейна в сотрудничестве с полулегендарной NCIS – Военно-морской службой криминальных расследований. Не сообщается никаких подробностей. Оставил ли адмирал записку, как именно он совершил самоубийство, когда это произошло, кто его обнаружил, что непосредственно этому предшествовало – на эти вопросы пока нет никакого ответа.

И все же некоторые предположения – конечно же, только в виде версии – можно сделать. Для этого надо сначала вспомнить карьеру покойного адмирала.

Скотт Стирни командовал 5-м флотом с мая этого года, а до этого руководил тренировочным центром морской авиации ВМС США. Он был top gun – морской летчик-ас, налетавший на авианосцах около 4,5 тысяч часов и совершивший более тысячи посадок. И с весны под его командованием находились 22 тысячи человек – личный состав 5-го флота, ключевого для американской военной стратегии на Ближнем и Среднем Востоке. На данный момент это самая важная позиция не только в ВМС США, но, по сути дела, во всей американской армии. И у Стирни было двое взрослых детей (один из его сыновей также служит на флоте), внуки и практически идеальная репутация, биография и карьера.

Самоубийство такого человека не могло не вызвать потрясения в США, и не только в военно-морском сообществе.

Самоубийства высших офицеров – всегда события исключительные и, как правило, «дело чести». До Скотта Стирни в ХХ веке в ВМС США было зафиксировано только одно самоубийство высшего морского офицера, но зато по должности и званию гораздо выше.

16 мая 1996 года в своем доме в кабинете выстрелил себе в грудь полный (четырехзвездный) адмирал Джереми Майкл Бурда, руководитель военно-морских операций. То есть по-нашему главнокомандующий американским военным флотом (сейчас это Джон Ричардсон, официально объявивший о смерти Стирни), и к тому же фигура для ВМС США легендарная.

Адмирал Бурда стал первым руководителем военно-морских операций, который не оканчивал Военно-морскую академию. Он поднялся до полного адмирала с простого матроса после вьетнамской войны по так называемой программе интеграции «От матроса – к адмиралу», по которой талантливым матросам из низов общества предоставлялась возможность сделать карьеру. Кроме того, сын бедного портного с Украины стал первым адмиралом США еврейского происхождения.

Адмирал Бурда оставил две записки: жене и офицеру по связям с общественностью. Их никогда не обнародовали и официально никогда не комментировали ход расследования. Эта тактика NCIS, видимо, и стала чем-то вроде прецедента, который сейчас применяется в деле Стирни.

Согласно наиболее признанной версии, адмирала Бурду затравил корреспондент Newsweek Дэвид Хэкворт. Журналиста больше других проблем мира донимал вопрос, почему адмирал носил одновременно две литеры V (от слова valor): одну на ленточке медали Navy and Marine Corps Commendation Medal, а другую на ленточке медали Marine Corps Achievement Medal. Литера V носится на подвеске и ленточке некоторых медалей, ею отмечаются за мужество, проявленное на поле боя. Хэкворт утверждал, что адмирал Бурда не имел права на ношение двух литер одновременно.

Позднее выяснилось, что в целом это верно, поскольку разрешение на ношение двух литер одновременно не было проведено письменным приказом, а Бурде разрешил их носить бывший прямой начальник во время вьетнамской войны, тогдашний командующий военно-морскими операциями адмирал Элмо Зумвольт лично и устно. Когда Хэкворт начал свое громкое журналистское расследование, уже очень пожилой адмирал Зумвольт (личность очень уважаемая в американском флоте, его именем сейчас назвали перспективный корабль) написал письмо, в котором заявил, что Бурда носит эти знаки «заслуженно, законно и по праву». Но все-таки по бумагам это награждение проведено не было, что подтвердило Управление по исправлению военно-морских служебных записей – американская помесь отдела кадров и архива.

Хэкворт не унимался, собирался взять у Бурды интервью, но за несколько дней до этого интервью адмирал Бурда пустил себе пулю в сердце. Он боялся, что эта история «бросит тень на весь флот». Для адмирала, всю жизнь проведшего в море и выбившегося из простых матросов – а он завербовался на флот в 19-летнем возрасте от безысходности жизни в очень бедной еврейской семье в штате Индиана – это действительно был вопрос чести.

Адмирал Бурда считался при президенте Клинтоне большим реформатором флота и много сделал для моряков именно в социальной сфере. Он возродил программу поддержки талантливых матросов, изменил правила написания характеристик на офицеров. Он продвигал идею размещения новых систем командования и связи на вспомогательных кораблях, а не на крейсерах, что стало тихой, но знаковой революцией в управлении флотом на поле боя. Но при этом он находился в постоянном конфликте с карьерными адмиралами, окончившими Военно-морскую академию, которые даже при либеральном президенте Клинтоне не воспринимали Джереми Бурду как равного.

Кроме того, новая система рапортов на продвижение офицеров, которую ввел Бурда, была жестко привязана к текущему месту службы и таким образом исключала «спонтанные» назначения и повышения по службе (они ассоциировались с местничеством, родственностью и коррупцией), что, конечно же, многим не понравилось. Все это наводило на мысль, что паранормальный интерес Дэвида Хэкворта, известнейшего военного журналиста, был кем-то спровоцирован. Кем-то, кто был заинтересован в дискредитации Бурды.

Похороны адмирала Бурды стали первыми похоронами адмирала, которые транслировались в прямом эфире по CNN на всю страну. А Дэвид Хэкворт умер от рака в мексиканской Тихуане.

В случае со Скоттом Стирни конспирологические версии еще не успели появиться. Открыто в пользу версии о насильственной смерти высказался пока только Роберт Стил, бывший легендарный оперативник ЦРУ, в последние лет 15–20 занятый откровенной конспирологией и ненаучной фантастикой. Стил написал в «Твиттере», что адмирала Скотта убила бахрейнская служба безопасности по указке военно-морской разведки США, но не потрудился объяснить, почему. А мотив всегда более важен, чем результат.

Потому и приходится разбирать по словам обращение адмирала Ричардсона. А он в своем заявлении сходу отмел две основные причины самоубийства:

против Скотта не велось никаких расследований, и он был «хорошим семьянином».

Служебные расследования, как и журналистские, могут вестись практически по любому поводу.

5-й флот однажды уже попадал в неприятную ситуацию. Помимо контроля над основным морским путем торговли нефтью в мире, Персидским заливом, Ормузским и Баб-эль-Мандебским проливами и Индийским океаном, он еще факультативно занят борьбой с пиратством. И однажды эсминец «Хиггинс» задержал некое сингапурское судно. После обыска и задержания моряки (обычно на судах с сингапурским флагом это безотказные филиппинцы, у которых это национальная профессия) заявили, что у них пропали 200 долларов наличными, видеокамера и часы. Расследование показало, что все эти вещи «реквизировали» два американских матроса с «Хиггинса» из абордажной команды.

Скандал на весь флот привел чуть ли не к приостановке морских операций 5-го флота, аресту мародеров с «Хиггинса» и отставкам офицеров. Но все это было до назначения Скотта Стирни, и за последние полгода никаких инцидентов такого рода не зафиксировано. То есть никто Стирни лично ни в чем не обвинял, как и он не попадал под расследования из-за прегрешений своих подчиненных.

Также адмирал Ричардсон исключил своей фразой про «отличного семьянина» и наиболее распространенную сейчас схему дискредитации известного человека – сексуальные домогательства, проблемы в семье или что-то в этом роде.

В военно-политическом плане адмирал Стирни после своего назначения сконцентрировался на Иране – и здесь, возможно, и содержится отгадка его загадочного самоубийства. Он провел демонстративные учения по обезвреживанию мин в Персидском заливе и дал знаковое и очень скандальное интервью арабоязычным СМИ. В нем он обвинил Иран в «несправедливой» тактике имитационных атак кораблей 5-го флота торпедными и штурмовыми катерами.

Персы восприняли его риторику дословно.

В конце октября два иранских ракетных катера атаковали (можно сказать, «опасно сблизились») в нейтральных водах большой десантный корабль 5-го флота «Эссекс». Один иранский катер пересек курс «Эссекса», а другой пристроился к корме. То есть если бы персы захотели, то пуском ракет они пустили бы на дно крупный корабль ВМС США, выполняющий к тому же функции плавучего штаба. А командование «Эссекса», как и весь 5-й флот в целом, просто не заметили неожиданное приближение в нейтральных водах столь малоразмерных целей.

И все бы ничего, если бы на «Эссексе» в этот момент не находился генерал Джозеф Вотель, действующий командующий Центрального командования (CENTCOM) армии США. Иначе говоря – главнокомандующий войсками США на Ближнем Востоке. Он как раз инспектировал летные операции 5-го флота с борта командного судна. В Иране утверждают, что они все знали о перемещениях «Эссекса» и о генерале Вотеле на борту, а также отслеживали переговоры американцев по открытому радио.

По словам очевидцев, когда иранские катера удалились, генерал Вотель пошутил, обращаясь к командиру и офицерам «Эссекса»: «Я очень благодарен вам, что вы договорились с иранцами, чтобы они оказались здесь».

По итогам инцидента адмирал Стирни опубликовал странное заявление. В нем он указывал, что в ходе происшедшего команда «Эссекса» вела себя «профессионально и безопасно» и 5-й флот «продолжит свои действия в рамках международных законов», но было понятно, что что-то тут не так. Неизвестно, знали ли иранцы заранее, что главнокомандующий операциями армии США на Ближнем Востоке в этот момент находится на «Эссексе», но два вертолета V-22 Osprey перевозили на «Эссекс» генерала Вотеля и его группу сопровождения, а F-35 демонстративно летал вокруг и имитировал вертикальную посадку на «Эссекс». И персы все равно чуть было не потопили всю эту компанию.

Мы можем только предполагать, какие именно слова говорил генерал Вотель по результатам этого инцидента адмиралу Стирни лично. Можно быть уверенным в одном – одного только чувства юмора тут было явно недостаточно.

Скотту Стирни вполне грозило то, что в советской, а затем в российской армии называется «неполное служебное соответствие». Противостояние с Ираном – это не рутинные бомбежки Афганистана. А харизматичный и жесткий в общении генерал Джозеф Вотель – один из фаворитов президента Трампа, и его лучше не злить.

Возможно, что Стирни не удалось оправдаться за инцидент, а обстановка в Персидском заливе накаляется день ото дня. 5-й флот не просто попал в очередную историю, а опозорился на глазах у непосредственного командующего (на которого, в свою очередь, давит Белый дом, настроенный максимально решительно в отношении Ирана). Стирни могло грозить неуютное отстранение за некомпетентность.

Возможно, это и привело к столь печальным последствиям.

Оговоримся, что вышесказанное – всего лишь версия. Достоверно судить о причинах происшедшего нельзя до обнародования результатов расследования. Другое дело, что этих результатов может просто не быть. Отталкиваясь от прецедента с адмиралом Бурдой, NCIS, командование флота и администрация Белого дома могут просто засекретить результаты расследования. И мы никогда не узнаем, что именно подвигло адмирала Скотта Стирни на такой страшный шаг.