Китай сумел приблизиться к противоракетным возможностям России и США

В сфере ПРО китайцы за 10 лет прошли тот путь, на который россиянам понадобилось более полувека   6 февраля 2018, 21:20
Фото: кадр канала CNTV
Текст: Андрей Резчиков,
Мария Воронова

«Китай вышел на совершенно иной уровень развития оборонно-промышленного комплекса». Такими словами военные эксперты оценивают впечатляющее достижение КНР – она стала третьей в мире страной, сумевшей перехватить баллистическую цель в космосе. Иначе говоря, Китай сделал гигантский шаг к строительству собственной системы ПРО.

Народно-освободительная армия Китая впервые провела успешные испытания наземного комплекса противоракетной обороны (ПРО) по перехвату баллистических целей на среднем заатмосферном участке траектории полета (то есть, по сути, в космосе). Как сообщил во вторник ТАСС, таким образом, Поднебесная стала третьей страной после России и США, освоившей подобную технологию.

Минобороны КНР доложило, что испытания прошли накануне и «все поставленные задачи были успешно выполнены». Тип использованных в ходе учений ракет, а также системы обнаружения и перехвата в сообщении военных не указывается. В минобороны КНР лишь заверили, что «испытания являются оборонительными и не направлены против других государств».

Первое испытание ракеты для уничтожения заатмосферных целей КТ-1 Китай провел в 2007 году, поразив свой же сломанный метеоспутник. Регулярные испытания с заатмосферным перехватом баллистических целей китайцы проводят с 2010 года. Главная сложность решения этой задачи в том, что противоракета должна уничтожить цель за пределами земной атмосферы на высоте в несколько сот километров. Уже спустя три года Китай успешно испытал противоракеты КТ-2 (по западной терминологии – SC-19) для подобного перехвата. Сама система для перехвата целей получила название Dong Ning-2.

Как пояснил газете ВЗГЛЯД бывший командующий зенитно-ракетными войсками ВВС РФ генерал-лейтенант Александр Горьков, для проведения испытаний сперва создается система разведки о предупреждении о ракетном нападении. В нее включены в том числе радиолокационные станции для обнаружения баллистических объектов. Затем данные объекты идентифицируются и их координаты передаются на огневые средства. «Если у Китая есть такая система, тогда можно только приветствовать, что они своим умом дошли до этого», – сказал Горьков газете ВЗГЛЯД.

Не менее сложна по конструкции и ракета-перехватчик, пояснил генерал-лейтенант. Помимо технической начинки у нее есть уникальный набор алгоритмов для поражения баллистической мишени.

«Здесь очень много сложностей. В 50-х годах, когда разрабатывались отечественные образцы, понадобилось около тысячи пусков, чтобы получить уверенный перехват и в дальнейшем принять эти системы на вооружение», – отметил генерал.

Горьков признался в сомнениях по поводу правдивости сообщений Пекина об успехе испытаний. «Хотя если у китайцев уже достаточно развиты комплексы ракетостроения и появились хорошие математические алгоритмы, которые закладывают в эти системы вооружения, то это вполне возможно. Здесь много вопросов, на которые хотелось бы получить хотя бы приблизительные ответы», – подчеркнул Горьков. При этом эксперт не думает, что Китай сумел каким-то образом позаимствовать советские технологии.

«В Пекине отслеживают все наши военные достижения»,

– напомнил он, однако Китай копирует больше те разработки, которые покупает у других стран. Россия, например, поставляет китайцам зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) С-300. Пекин проявляет интерес и к системам С-400. На одной из международных выставок китайцы продемонстрировали собственную пусковую установку для систем С-300, и «такими мелкими шагами китайцы могут потихоньку создать под себя всю технологию».

На основе российских систем Китай создал собственные – ЗРК HQ-9 («Хунци-9»), в том числе морской вариант – HHQ-9. А на основе французской системы Thomson-CSF TAVITA китайцы построили аналог многофункциональной боевой информационно-управляющей системы Aegis.

«Эти комплексы имеют возможности перехвата баллистических объектов, но не на таких больших высотах. Системы, которые мы продаем Китаю, могут решать задачи тактической ПРО, то есть сбивать, например, «Скады» (одноступенчатые баллистические ракеты, или «керосинки»). Но чтобы перейти на стратегическую ПРО – нужно очень много сделать и теоретически, и практически. Какими фугасами и боевой частью они будут поражать такие объекты? Пока это тяжело понять», – отметил генерал.

Газета South China Morning Post (Гонконг) пишет: целью испытаний было поражение баллистической ракеты. По ее предположению, испытание ПРО связано с быстрым развитием ракетно-ядерной программы соседней КНДР.

«Испытание такого наземного комплекса ПРО свидетельствует о том, что Китай вышел на совершенно иной уровень развития оборонно-промышленного комплекса», – заявил газете ВЗГЛЯД член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук, первый вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков.

«Перед нами третья военная сверхдержава. Если раньше эту нишу занимали только Россия и США, то теперь к ним примкнул Китай, – признал эксперт. – Тем самым они обошли Евросоюз. Стоит признать, у китайцев наблюдается очень быстрое развитие научно-технического потенциала в сфере обороны».