Жажда власти заставила Меркель больше уважать интересы России

Лично Меркель еще не стала более «пророссийской», зато явно стала менее «проукраинской»   8 февраля 2018, 22:20
Фото: Михаил Маркив/ТАСС
Текст: Марина Балтачева,
Андрей Резчиков

В ФРГ формируется новая правительственная коалиция. Достигнутое среди ключевых партий соглашение включает в себя в том числе упоминание об Украине и о России. И если к Украине требования Берлина ужесточаются, то политика по отношению к России, похоже, будет скорректирована в более дружелюбную сторону. Как такое произошло?

В достигнутых договоренностях о создании коалиционного правительства Германии в составе возглавляемого Ангелой Меркель Христианско-демократического союза (ХДС), Христианско-социального союза (ХСС) и Социал-демократической партии Германии (СДПГ) выдвинуты жесткие требования к Украине. В приоритетах внешней политики будущего правительства говорится, что Германия будет финансово поддерживать Украину только в обмен на выполнение Киевом Минских соглашений и ряда других условий. От украинцев ждут продолжение реформ с целью тотальной модернизации страны и активной борьбы с коррупцией.

По мнению экспертов, ужесточение риторики в адрес Киева было предсказуемым. «Точка зрения, что Украина – жертва мнимой российской агрессии и ее надо защищать, уходит. В Германии все больше прослеживается понимание, что Украина не хочет выполнять Минские соглашения», – заявил газете ВЗГЛЯД германский политолог Александр Рар. По его словам, антиукраинские настроения усилились после того, как Киев стал лавировать и, по сути, отверг предложение о миротворческих войсках ООН на территории Донбасса. Германия, между тем, «чувствует свою ответственность как гарант Минских соглашений и будет давить на Украину», считает эксперт.

Политолог напомнил, что Берлин не хочет возобновления войны. Нынешний министр иностранных дел Зигмар Габриэль хотел бы успеть до отставки «сдвинуть важный процесс миротворчества в правильное направление».

Сам проект коалиционного договора состоит из 14 глав, первая из которых называется «Новый прорыв для Европы». В ней излагается сценарий развития ЕС. России уделено внимание в контексте санкций.

Но в целом, уверены политологи, новое немецкое правительство будет нацелено на нормализацию отношений с Москвой и возвращение взаимного доверия, хотя смены официальной риторики по отношению к России в документе не прослеживается.

При этом в соглашении говорится о желании совместно с Россией гарантировать мир в Европе и суверенитет всех стран на основе принципов ОБСЕ. Как подчеркнул Рар, «это принципиальная позиция Социал-демократической партии, которая считает, что Европу нельзя построить против России, но только вместе с Россией».

На первый взгляд, в соглашении нет явных реверансов в сторону Москвы. Может, сделано лишь меньше, чем бывало раньше, реверансов в сторону Киева. Если еще недавно глава МИД Зигмар Габриэль заикался о том, чтобы начать снимать санкции с России уже при первых шагах по выполнению отдельных пунктов Минских соглашений, то в коалиционном договоре вновь ставится жесткое условие – только при полном выполнении всего соглашения сразу. Возможно, этот пункт пробил без пяти минут преемник Габриэля – Мартин Шульц.

Однако Рар не согласен с такой оценкой: именно с подачи социал-демократов в соглашение включен призыв создавать общее пространство от Лиссабона до Владивостока, обозначена цель в итоге обязательно нормализовать отношения с Москвой. Политолог признался:

«Это не написано в договоре, но я знаю из разговоров со знающими людьми: Габриэль на переговорах боролся как лев. ХДС пытался продавить жесткую линию относительно России, а он этого не позволил. Так что тон явно изменился».

Коалиция в составе ХДС, ХСС и СДПГ названа «большой», став для Меркель единственной возможностью сохранить пост канцлера и сформировать правительство с устойчивым большинством в Бундестаге. Теперь слово за рядовыми членами СДПГ, а это более 400 тысяч человек, которые могут в полученном формуляре сказать свое «да» или «нет» коалиции. Социал-демократы вновь сделали условием подписания коалиционного соглашения то, что все рядовые члены партии прямым голосованием должны поддержать планы руководства СДПГ в рамках «партийного референдума».

Напомним, попытка создать коалицию из союза христианских партий с «зелеными» и либеральными демократами (так называемую Ямайку) провалилась в ноябре. С тех пор Меркель вступила в переговоры с СДПГ и пошла на громадные уступки. «Теперь они получают три ключевых министерства, а должны были получить не больше двух. Кроме того, социал-демократы хорошо пробили свою пророссийскую позицию в коалиционном договоре», – указал Рар.

Но у Меркель не было другого выхода. Она должна была создать это правительство, иначе потеряла бы власть, потому что пришлось бы идти на перевыборы, «а ее партия могла бы поставить вопрос о новом, более избираемом лидере». По словам Рара, находясь долго у власти, Меркель уже «теряет авторитет и вес в немецком обществе», а в ее собственной партии есть «молодые, которые хотят ее заменить».

Рар не исключает, что если члены СДПГ провалят коалиционное соглашение, то на Германию «обрушится серьезный кризис». «Тогда придется идти на перевыборы, а на перевыборах правые и левые круги, особенно Левая партия или «Альтернатива для Германии», могут взять гораздо больше голосов, чем сейчас. И будет еще сложнее создать центристское правительство. Эта перспектива для Германии опасна», – предупредил эксперт.

Оппозиция была разочарована новостями о появлении новой коалиции. Председатель немецкой партии евроскептиков «Альтернатива для Германии» (АдГ) Йорг Мойтен назвал коалиционный договор собранием «жадных до власти неудачников», катастрофой для Германии и предсказал проведение досрочных выборов. Он полагает, что соглашение было мотивировано желанием партий получить доступ к власти, а не реальным пониманием ситуации в стране.